Альтернатива

  • Увеличить шрифт
  • Обычный шрифт
  • Уменьшить шрифт

Две русские народности

29 Мая 2011 Андрей Ваджра Андрей Ваджра
Просмотров 9283
Оценить
(11 голосов)
«Где отпор против этого потопа, срывающего все преграды и катящегося,
сбивая все на своем пути, несущегося неостановимо и затопляющего всё окрест?
Где?! Быть может, в отдельности этого русского (малорусского) народа.
Поляком он не будет, но неужели он должен быть Москалем»?!
Отец Валериан Калинка

Польская ненависть к русским и ранее, и теперь обретает очень причудливые формы, как в эмоциональном, так и интеллектуальном плане. Но если ненависть к русским Московской Руси у поляков традиционно сопровождается страхом (у них это своеобразная национальная фобия на грани паранойи), то по отношению к русским Киевской Руси, польская ненависть всегда сопровождалась презрением. Раньше они нас презирали как своих холопов, сейчас еще и как свою неудачную фантазию.

Когда приходится общаться со «свидомыми украйинцямы», всё время возникает один и тот же вопрос: ну почему на почве украинства такая почти религиозная идейность сочетается с откровенным идиотизмом? Это действительно странная особенность украинства – среди его приверженцев нет адекватных людей. Очевидно, когда человек более-менее образован и психически уравновешен, он рано или поздно теряет всякий интерес к украинству.

О том, что в этом маргинальном движении «рулят» зомби, можно понять, если разобрать основополагающие аксиомы украинства, сводящиеся к набору неких непререкаемых истин, оставшихся малорусскому селянству в наследство от его польского панства. Самая смешная из них заключается в том, что адепты украинства, с гордостью называя себя «украинцами», при этом при всяком удобном случае, с видом пророков, глаголящих великое откровение, рассказывают друг другу, что «украинцы» на самом деле истинные русские (руськи), а русские не русские, а коварные москали, угро-финны или даже монголы по происхождению.

У человека, впервые слышащего подобную гипотезу, невольно возникает вопрос: а зачем такие сложности-то? И тогда, знающие «украинцы» хриплым от возбуждения голосом, поясняют, что клятые москали-монголы самым подлым образом присвоили себе «наше, украинское имя» - «русские»! Оказывается, они до Петра І все поголовно назывались «москалями», были жёлтыми, раскосыми азиатами, а страна их имела название – «Московия». И чтобы отличаться от этой низшей расы, мы - русские Киевской Руси, как истинные славяне и арийцы, отказались от своего славного имени и стали называть себя не менее славным именем «украинцы».

Когда в очередной раз слышишь примитивный духинский бред, от какого-нибудь «свидомого украйинця», сперва пытаешься выяснить у него, откуда он взял всё это. Должны же быть какие-то документальные исторические источники, доказывающие, что Россия до царя Петра называлась Московией, а её русский народ называл себя московитами. Ну, на худой конец, какие-то антропологические исследования, доказывающие угро-финское происхождение русских России. Однако такие просьбы наталкиваются на глухое непонимание. А зачем что-то доказывать и обосновывать? Разве тебе не нравится сама идея? - вопрошают идейные бойцы украинства. К тому же, «москальские» историки всё извратили и фальсифицировали. Теперь только на польских картах можно найти доказательства того, что раньше Россия называлась Московией. Ну и на нескольких европейских. И то, что в научном мире, в той же Европе, подобные идеи даже не рассматриваются в виде фантастических гипотез, разоблачителей русского «москализма» нисколько не интересует. Их идеологические конструкции, в виде якобы исторических фактов, «выдуваются» ими просто из ничего, как красивые мыльные пузыри. Эти пузыри, правда, тотчас же лопаются. Но какое это имеет значение для «свидомых» мозгов?

Выдумка Франтишека Духинского о том, что великорусы не являются славянами и генетически не имеют ничего общего с малорусами, направлена, прежде всего, на раскол Русского Міра, и стравливание отдельных частей русского народа между собой. Поэтому имеет смысл обратиться к существующим фундаментальным научным исследованиям, проливающим свет как на антропологические особенности жителей европейских регионов России, так и жителей Украины.

Материалом для анализа этого вопроса, в данном случае, стали результаты двух антропологических экспедиций. Одна из них была организована Институтом этнографии АН СССР (отдел антропологии) при участии Антропологического научно-исследовательского института Московского университета (1955-1959 гг.) и была полностью посвящена теме происхождения и этнической истории русского народа, а вторую организовала АН УРСР (1956-1963 гг.), для изучения антропологических особенностей населения Украины.

Что собой представляют фактологические материалы этих антропологических экспедиций? Прежде всего - измерение большого количества показателей, включая длину тела, продольный диаметр, поперечный диаметр, наименьшую ширину лба, скуловой диаметр, нижнечелюстной диаметр, физиономическую высоту лица, морфологическую высоту лица, высоту носа (от бровей), высоту носа (от переносья), ширину носа, ширину рта, высоту верхней губы, «толщину» обеих губ, цвет кожи, густоту волосяного покрова, пигментацию и форму волос головы, рост бороды, рост бровей, цвет глаз, ширину и наклон глазной щели, высоту и поперечный профиль переносья, наклон и форму ноздрей, высоту и профиль верхней губы, толщину верхней и нижней губ, профиль спинки носа (костный, хрящевой, общий), наклон и надбровье лба, профиль и скулы лица, подбородок, мочку, эпикантус, кончик носа, основание носа, складку верхнего века (внутреннюю, среднюю, наружную), высоту и выраженность борозд крыльев носа, а также выступание и слияние борозд крыльев носа.

И уже на основании анализа всех собранных антропологических данных учеными экспедиции были сделаны обобщающие выводы, характеризующие антропологический тип русских центральных регионов РСФСР и жителей УССР.

Антропологическая экспедиция АН СССР имела одной из задач написание характеристики основных антропологических элементов, вошедших в состав русского населения и изучение общих вопросов его этногенеза. Поэтому в плане работ экспедиции первое место занимало изучение этническое зоны формирования русского населения в XI-XIV вв. В эту зону входит центральная область России между верхней Волгой и Окой – Ростово-Суздальская Русь, а потом Русское царство, с которым в XV в. слились великие княжества Рязанское, Смоленское, Тверское, а также область Великого Пскова и Великого Новгорода с отдельными поселениями по Северной Двине, Вятке и Каме.

А вот какие выводы были сделаны учёными после сбора и анализа огромного количества данных:

«Население отдельных областей Западной Европы по антропологическим характеристикам (и другим особенностям) различается между собой значительно больше, чем отдельные русские группы. <...> Размах колебаний в русских группах по сравнению с западноевропейскими заметно сужен, примерно вдвое, а в длине головы, доле светлых радужин – иногда несколько меньше. В размерах ротовой области минимальная и максимальная величины в двух сериях почти одинаковы. Из 17 измерительных признаков <...> лишь три дают расхождения, превышающие один класс изменчивости. <...> В остальных размерах отклонения не достигают одного класса» [1].

«Русское население по размерам головы и лица близко к некоторому центральному европейскому варианту, занимающему промежуточное положение между крайними долихо- и брахикефалией, узко- и широколицестью».

«По окраске волос и радужины <...> и по другим балловым признакам существенно отклоняется от центрального западноевропейского варианта. В русских группах доля светлых и особенно средних оттенков заметно повышена, доля темных резко снижена.  Рост бровей в русских группах сдвинут в сторону «минус», что особенно сказывается в уменьшении частоты густых бровей» [2].

«Таким образом, русское население Восточной Европы образует сравнительно однородную группу антропологических вариантов. Средние величины группы или совпадают с центральными западноевропейскими величинами, или отклоняются от них, оставаясь, однако, в пределах колебаний западных групп. Среди последних имеются варианты, по многим признакам одинаковые с восточноевропейскими».

«Составляя в целом разновидность европейской антропологической группы, общий русский тип по нескольким признакам, например по высоте носа, отклоняется от западных больше, чем эти последние различаются между собой. Следует сделать вывод, что в составе русского населения имеется особый антропологический элемент – восточноевропейский».

«Характерный для него комплекс: сравнительно светлая пигментация, умеренная ширина лица в сочетании с пониженным (или замедленным) ростом бороды <...> средневысоким переносьем – не подтверждает предположения об азиатском происхождении описанного комплекса» [3].

«В Западной Европе древнейшие признаки были полностью или почти полностью поглощены позднее сложившимися антропологическими комплексами. В Восточной Европе следы исходных вариантов сохранялись до последнего времени, сложилась особая разновидность европейской группы – восточноевропейская раса» [4].

«В отношении северо-восточной территории расселения русских <...> в эпоху средневековья антропологический тип славян этой зоны проявлял явно промежуточный характер при сопоставлении с «чудскими» и другими славянскими группами, современное же население обнаруживает гораздо больше связи с другими группами русского народа, нежели с окружающими финно-угорскими» [5].

«Вливаясь в состав русского населения, финские группы балтийской или уральской расы приводили к возникновению областных различий русского антропологического типа, не устраняя, однако, общности расового облика, создавшейся в глубокой древности, в эпоху сложения древнего восточноевропейского типа. Этот тип лежал в основе не только финских групп, но и вятичской, и кривичской групп и некоторых других славянских, видоизмененных впоследствии влиянием понтийских элементов. Вследствие единства исходного типа и последующей ассимиляции финнов различия между русскими и финскими группами иногда оказываются малозаметными» [6].

«Теперь, когда вся территория была подвергнута сплошному обследованию, есть все основания считать, что распространение ильменско-беломорского антропологического комплекса в пределах европейского Севера связано не с угро-финским населением, а происходило в процессе так называемой новгородской колонизации или, говоря иначе, носителями предковых форм этого типа были новгородские славяне.  <...> У карелов, вепсов и коми этот тип почти не проявляется; исключение составляют лишь удорские коми, соседящие с русскими поморами, легкая примесь этого типа может быть имеется в двух, опять-таки смежных с русскими, группах карелов» [7].

Не так сложно понять из приведённых выше цитат, что русское население в прошлом Московской Руси, а сейчас России, представляло и представляет собой достаточно однородный антропологический тип, соответствующий по своим основным параметрам центрально- и восточноевропейскому. При этом, отличительной особенностью русских России является их более светлая пигментация в отличие от европейцев. Также данные антропологические исследования свидетельствуют о незначительном влиянии на общий антропологический тип русских, финно-угорского элемента даже на северо-западе страны.

Результаты же украинской антропологической экспедиции АН УССР могут ещё больше огорчить «свидомых» националистов, неустанно рассказывающих о монолитной, арийской нации «украинцев», не имеющих ничего общего с азиатскими «москалями». Работа, проведённая учёными советской Украины, была не менее обширной и фундаментальной, чем исследования их российских коллег. В антропологической литературе, российской и украинской, данная книга упоминается как результат наиболее полного и глубокого исследования из всех существующих исследований, посвященных антропологическим особенностям населения Украины. Оно охватывает все области УССР (было исследовано более 80 территориальных групп украинцев и в сравнительном отношении – 40 групп иных народов УССР и соседних республик). В книге приводятся не общие рассуждения, высосанные из пальца во имя неких политических идеалов, а таблицы, схемы и карты на десятки страниц, на основе которых и делаются выводы.

Для нас, в данном случае, главным результатом проведённых антропологических исследований является то, что жители Украины не представляют особого, цельного «украинского» антропологического типа, отличающегося от общерусского. На самом деле, население Украины распадается на пять основных антропологических областей, причем каждая из них не является антропологически однородной.

Из этих пяти украинских антропологических областей три области являются общими для «украинцев», великорусов и белорусов, а четвёртая по ряду ключевых параметров очень близка к некоторым великорусским областям. Таким образом, с антропологической точки зрения «украинцы» представляют собой некий «винегрет», который по совокупной корреляции, имеет общерусский характер.

Центрально-украинская антропологическая область охватывает наибольшую часть территории УССР. Помимо соответствующей части «украинцев», эта область включает юго-западных великорусов и очень близка к белорусам левых притоков Немана и великорусам верхнеокской антропологической области. Внутри центрально-украинской области выделяется волынский сегмент (при желании его можно считать за отдельный тип), соединяющийся с белорусами южной Белоруссии и великорусами волго-окского междуречья. Кроме того, великорусское население волго-клязьминского междуречья и, в некоторой мере, прилегающих заволжских районов четко соответствует центральным украинцам по пигментации (особенно глаз), волосяному покрову, размерам головы и иным признакам, отличаясь лишь размерами и профилем спинки носа [8].

Валдайская антропологическая область (Валдай – это на юго-восток от озера Ильмень, что возле Новгорода) включает украинское население северной черниговщины, северной киевщины и окрестностей Николаева; белорусское население центральной и южной Белоруссии, великорусское население верхнего Поволжья, ряда районов смоленской и великолуцкой областей (это одна из основных великорусских групп); большую часть литовцев и охватывает поляков средней Польши. Подчеркивается антропологическая близость между центрально-украинской и валдайской областями.

Ильменьско-днепровская антропологическая область, кроме Рипкинского и Городнянского районов Черниговщины локализуется в северной Белоруссии, а у великороссов – в некоторых районах Приильменья и Поволжья (например, к характерным представителям этого типа относится население Дмитровского района Московской области, Углицкого района Ярославской, Красносельского района Костромской и другие [9]; по всей видимости, охватывает также поляков северо-восточной Польши. Население дон-сурской антропологической области великорусов (это большая часть пензенской, рязанской, южная часть горьковской областей и некоторые районы Мордовской АССР) по практически всем признакам совпадает с ильменско-днепровской группой, отличаясь лишь более темным оттенком волос [10].

Нижнеднепровско-прутская область является частью понтийской антропологической зоны. Нижнеднепровско-прутская область включает (вместе с соответствующей частью «украинцев» [11]) молдаван, а понтийская зона – великороссов дон-сурской степной области, значительную часть болгар, татар-мишаров, юго-западной группы мордвы-мокши.

К карпатской антропологической области помимо галичан и карпатских русинов относятся восточные словаки, ряд групп чехов, южных поляков, венгров, а также румыны Буковины. К «украинцам Карпат» антропологически более или менее близки болгары северо-западной Болгарии, центральные и северные сербы и, по-видимому, большинство хорватов [12].

Взаимное соотношение различных украинских антропологических типов и антропологических типов соседних народностей дается в книге на стр. 123 в виде графической схемы под названием: «Размещение украинцев разных районов и соседних народов по степени антропологической подобности».  На схеме различные типы нанесены в виде точек, соединенных между собой отрезками, длина которых пропорциональна степени антропологического отличия между этими типами (вычисляемого по матрице расстояний). Схема дает наглядное представление об относительной степени различия между разными типами.

Как свидетельствует вышеприведённая карта, «коэффициент идентичности» между антропологическим типом украинца центральной Украины, и иными типами составляет:

0       «украинцы» центральной Украины
22      южные «украинцы»
25      великороссы Курской области
25      великороссы Тамбовской области
28      «украинцы» Волыни
29      «украинцы» Полесья
33      белорусы юга Беларуси
40      великороссы междуречья Волги и Оки («кляти москали»)
43      великороссы верхней Оки
43      «украинцы» нижнего Поднепровья
45      великороссы Костромского края
49      «украинцы» Черниговщины
57      великороссы верхней Волги
57      белорусы центра Беларуси
57      «украинцы» верхнего Поднестровья
61      чехи юго-восточной Чехии [13]
63      литовцы центра Литвы
67      «украинцы» Припрутья (Буковина)
70 - 82        «украинцы» Прикарпатья (т. е. карпатороссы) [14]
80      молдаване Молдавской ССР
80      венгры Закарпатья
84      хорваты Словакии
92      «украинцы» Карпат (галичане)
96      поляки Литвы
97      великороссы Архангельской области
103    чехи всех областей Чехии, в среднем
110    болгары УССР и Молдавской ССР
117    венгры южной Венгрии
125    румыны Буковины и Закарпатья
132    румыны южной Румынии
140    словаки юго-западной Словакии

Из приведённых в таблице данных легко заметить, что черниговцы, волыняне и обитатели Полесья (а также в некоторой степени «украинцы» центральной Украины) в антропологическом плане расположены ближе к великороссам, чем к остальным жителям Украины.

Так, расстояние от черниговцев до верхневолжских великороссов – 9, до ближайших к ним «украинцам» полесья – 22, до обитателей центральных регионов Украины – вообще 49, до южных «украинцев» – 56, до «украинцев» нижнего поднепровья – 68; в то же время до великороссов верхней Оки – только 22, до великороссов междуречья Оки и Волги – 27.

Сходная картина наблюдается и для «украинцев» Волыни и Полесья (которые, впрочем, несколько ближе к украинцам центральной Украины) – они ближе великороссам, чем остальным украинцам.

После изучения результатов исследований научной антропологической экспедиции АН УССР сам собой напрашивается вывод: не существует никакого «украинского» антропологического типа, отличающегося от великорусского. Иначе говоря, малорусы («украинцы») и великорусы представляют собой один и тот же антропологический тип.

На приведённой схеме четко выделяется антропологическое ядро, образуемое великороссами (кроме архангельских и, вероятно, некоторых иных периферийных групп), белорусами центральной и южной БССР, а так же черниговскими, волынскими и полесскими малорусами («украинцами»).  К этому ядру непосредственным образом примыкают жители центральной Украины.  Затем на некотором отстоянии от ядра находится население южной Украины.  Еще чуть дальше – «украинцы» нижнего поднепровья.  И уже на заметном удалении от ядра – жители Припрутья, карпатороссы, карпатские украинцы (галичане) и архангельские великороссы.

Карта 32 («антропологическое и этнографическое районирование восточных славян») также наглядно свидетельствует, что ядро общерусской «антропологической конденсации» включает в себя: волго-окских великорусов, центральных малорусов (Левобережья и Правобережья), южных малорусов, южных великорусов (от границ УССР – до Самары), малорусов Черниговщины и Полесья, большую часть белорусов, а также великорусов на северо-востоке от западной границы БССР.

Остальные группы, в т.ч. северо-восточные великорусы, «украинцы» Молдавии, галичане и карпатороссы отстоят от этого ядра.  Впрочем, отстоят они на расстояние (как указано на стр. 126) сравнительно недалеко, чем отстоят между собой различные группы итальянцев или немцев, у которых южане и северяне резко различаются в антропологическом отношении.

Данная структуризация находится в согласии с тем отмеченным выше обстоятельством, что из пяти антропологических областей Украины, три (центральная, валдайская и ильменьско-днепровская) наличествуют в составе всех трех русских народностей  – малорусской, великорусской и белорусской.  При этом центрально-украинская область (истинно «украинская») чрезвычайно близка в антропологическом отношении валдайской области (истинно великорусской).

Тот факт, что «украинцы» различных областей оказываются антропологически ближе к другим народностям, чем друг к другу, выражается и в иерархической классификации антропологических областей в более крупные единицы – антропологические зоны.  Пять украинских областей оказываются включенными в три различные зоны, каждую из которых они разделяют с другими народами.

Карпатский антропологический тип (галичане) включается в карпато-балканскую зону.  Из «украинцев» или их северных и восточных соседей в эту антропологическую зону больше никто не входит.  Входят в нее чехи, словаки, южные поляки, венгры, румыны, болгары, сербы и хорваты (некоторые из перечисленных народов – частично).

В понтийскую антропологическую зону входят из антропологических областей Украины: нижнеднепровская-прутская (с вариантами нижне-днепровским и прутским), из великорусских: дон-сурская степная и средневолжский вариант степной области, из смешанных - кубанская.  Т. е. территориально это: вся южная часть УССР (примерно половина территории УССР), а на восток – от Кубани на юге до Самары на севере, а от Самары дальше на восток до Татарстана.  Эта зона, кроме соответствующих частей великорусов и малорусов, также включает молдаван, восточных румын, значительную часть болгар (на севере Болгарии), татар-мишаров и юго-западной группы мордвы-мокши.

Днепровско-волжская антропологическая зона включает из антропологических областей Украины: центрально-украинскую, затем волынский и полесский варианты центрально-украинской области; из великорусских антропологических областей: дон-сурскую, верхнеокскую, камско-сухонскую, ветлужский и клязьменский варианты ветлужско-клязьменской области; из смешанных малорусско-великорусско-белорусских областей: валдайскую и ильменьско-днепровскую.  Сюда же принадлежат все белорусы, в которых, помимо упомянутых валдайской и ильменьско-днепровской областей, выделяется (на западе) верхненеманская область, также относящаяся к днепровско-волжской антропологической зоне.  К этой же зоне относятся и литовцы, образующие особый литовский вариант валдайской области.

Днепровско-волжская антропологическая зона – самая крупная на Украине зона, включающая более 60% всей территории УССР (не входит юг, но входит правобережье, левобережье и Слободская Украина).  В эту же зону входит большая часть владимиро-московских земель, включая Смоленск, Тверь, Ярославль, Москву, Орел, Тулу, Тамбов, Воронеж, Нижний Новгород, Хлынов.

Вторая следующая за ней по величине – понтийская зона – включает практически всю остальную территорию УССР (кроме маленькой Галичины и Карпатской Руси), т. е. весь юг УССР, а от Новороссии и Кубани протягивается через Царицын и Саратов на Самару и далее на восток.  Она включает также всю Белоруссию и большую часть Литвы.

В полном согласии с выводами антропологической экспедиции АН СССР, Украинская антропологическая экспедиция АН УССР делает вывод [15], что в основе облика различных групп малорусов и великорусов лежит древний восточноевропейский расовый тип, который по своим характеристикам близко расположен к протоевропейскому (кроманьонскому) типу. Этот тип с давних времен (еще в бронзовую эру) обитал в восточной Европе и, по всей видимости, охватывал собой также и неиндоевропейские племена.  По мнению АН УССР [16], восточноевропейский тип наиболее ярко в наше время выражен среди жителей Волыни и Полесья, а также среди наиболее близких (в морфологическом отношении) к ним (1) южных белорусов и (2) великорусов бассейна верхней Оки, междуречья Волги и Оки и некоторых иных районов.

Интересно, что наибольшее отличие от восточнославянского антропологического типа представляют собой галичане: «карпатско-украинское население имеет в значительной мере и невосточнославянский антропологический компонент, отличаясь от иных восточнославянских групп темной пигментацией, слишком значительным волосяным покровом и высоким процентом выпуклых спинок носа» [17].  Карпатская антропологическая область соединяется «не только с западными и южными славянами, а с румынами, венграми и отчасти с молдаванами» [18].

Кроме этого, научная экспедиция АН УССР, несмотря на жёсткую установку руководства КПСС относительно существования трех братских, но разных народов, сделала достаточно чёткий и однозначный вывод: «Данные антропологии решительно опровергают заявления про особый «украинский» антропологический тип.  Отдельные группы украинского народа более подобны и более породнены с отдельными группами соседних народов [чем между собой]» [19].

«В целом наиболее четкие морфологические параллели и наиболее интенсивные родственные связи выявляются меж украинцами и <...> великоруссами («росіянами») и белорусами» [20].

Итак, какие выводы можно сделать, ознакомившись с результатами двух антропологических экспедиций? Для «свидомых» они не утешительны. Исходя из результатов кластерного анализа матрицы антропологических расстояний, русский народ (за вычетом галичан) следует классифицировать как единую антропологическую общность, обособленную от других народов [21], и состоящую, в антропологическом плане, из трех народностей: великорусской, малорусской и карпаторусской.  Отсутствие в этом раскладе белорусов обусловлено тем, что антропологически они являются частью великорусской народности.

Единственное, что смогут сказать по поводу данных выводов «свидоми украйинци», это то, что «совъеты» фальсифицировали данные антропологические исследования, дабы русские могли поработить «украинцев». Естественно, что ничего другого от них услышать нельзя. Когда у «свидомых» нет фактов и аргументов (а это, как правило, происходит постоянно), то они просто обвиняют своих оппонентов в фальсификации, наличие которой, конечно же, опять-таки, они никогда не доказывают. «Свидоми» просто будут свято верить в то, что всё, что не соответствует их политической мифологии, является фальсификацией.

Мы же, дабы не основывать свои выводы только лишь на двух, пусть и фундаментальных, антропологических исследованиях, обратимся к самым новейшим методам исследования истории формирования русского генофонда и территории его распространения - генетической генеалогии.

Метод генетической генеалогии основывается на использовании информации, скрытой в гаплоидной (одинарной, не имеющей в геноме гомологичной себе) Y-хромосоме, передающейся от отца к сыну практически в неизменном виде.

В 2007 году коллективом российских ученых из Медико-генетического научного центра РАМН в сотрудничестве с эстонскими и британскими генетиками было проведено масштабное исследование вариаций Y-хромосомы внутри русского этноса европейской территории России. Результаты этих исследований были изложены встатье «Two Sources of the Russian Patrilineal Heritage in Their Eurasian Context», которая вышла 10 января 2008 года в журнале «The American Journal of Human Genetics».

Целью работы было установление истории формирования русского генофонда, а также выявление закономерностей вариации части мужской хромосомы, не подвергающейся рекомбинации (non-recombining Y, NRY), на более широком пространстве западной части Евразийского континента на основе данных других исследователей – внутри и между различными популяциями людей.

Полученные генетические данные были расклассифицированы на основании 32 информативных генетических маркеров. Далее ученые оценили частоты появления тех или иных гаплогрупп (крупных групп схожих типов Y-хромосомы) среди людей и сопоставили их с географическими данными.

Что же в итоге обнаружили генетики? Их выводы практически полностью совпали с вышеприведёнными выводами советских антропологов, проводивших свои исследования в 50-х и 60-х годах прошлого века. Сравнение изменчивости мужской хромосомы русских с данными соседних народностей выявило сходства русских северян с финноязычными этносами, в то время как обитатели центра и юга России, оказались генетически однородными с народностями, общающимся на славянских наречиях. Если у первых часто встречается «варяжская» гаплогруппа N3, широко распространённая в Финляндии и на севере Швеции, то для вторых характерна гаплогруппа R1a, характерная для славян Центральной Европы.

Но главный для нас вывод генетиков заключается в том, что генетические вариации Y-хромосомы жителей центральных и южных районов России оказались не только идентичны таковым у «украинцев» и «белорусов», но и очень близки по структуре к вариациям поляков. Таким образом, «украинцы», «белорусы», русские и поляки обладают идентичной генетической структурой мужской наследственной линии, что можно видеть на карте генетической близости народов Европы и отдельных популяций внутри этносов (на которой, правда, не отображены «белорусы»).

Карта генетической близости народов Европы и отдельных популяций внутри этносов

А вот как выглядит карта «генетического расстояния от украинцев» по Y-хромосоме на сайте «Лаборатории популяционной генетики ГУ МГНЦ РАМН» [22].

12_-___-2

Подытоживая статью в «The American Journal of Human Genetics», посвященную данным исследованиям, авторы заключают, что, несмотря на расхожие мнения о сильной татарской и монгольской примеси в крови русских, якобы доставшейся их предкам еще во времена татаро-монгольского нашествия, гаплогруппы тюркских народов и других азиатских этносов практически не оставили следа в генах русского населения современного северо-западного, центрального и южного регионов России.

Таким образом, как свидетельствуют антропологические и генетические исследования, придуманная Франтишеком Духинским теория, которая затем была подхвачена «свидомыми» идеологами украинства, о том, что великорусы по своему происхождению - азиаты (а по другим версиям – угро-финны), является откровенной ложью. Такой же ложью является и то, что малорусы, именуемые сейчас «украинцами» представляют отдельную этническую группу и не имеют ничего общего с великорусами.

На самом деле, после приведённых научных антропологических и генетических фактов, вполне очевидно, что малорусы, великорусы и белорусы являются тремя народностями, из которых состоит русский этнос.

Андрей Ваджра

Впервые опубликовано 11.03.2009. на сайте «Руська Правда»

__________________

[1] «Класс» – нечто вроде «среднестатистического отклонения в группе от среднего значения», усредненного по группам.  Иными словами, размах отличий между отдельными великорусскими подгруппами (т.е. внутри великорусского народа в целом) по 3 позициям больше, чем соответствующие типичные колебания внутри отдельных западноевропейских народов, и по 14 позициям меньше.  Можно поэтому говорить о большей антропологической цельности великорусского народа, сравнительно с западноевропейскими народами.
[2] Происхождение и этническая история русского народа. По антропологическим данным, том 88 (новая серия) серии «АН СССР. Труды института этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая», М. 1965, С. 131-133, 136-137.
[3] Там же, С. 138.
[4] Там же, С. 190.
[5] Там же, С. 255.
[6] Там же, С.270.
[7] Там же, С. 14.
[8] Антропологичний склад українського народу. АН УРСР. Iнститут мистецтвознавства, фольклору та етнографії // В.Д. Дяченко, Кїив, 1965, С. 124.
[9] Там же, С. 78.
[10] Там же, С. 84-85.
[11] К югу от треугольника Одесса – Днепропетровск – северо-восточный залив Азовского моря (в сторону Ростова).  За вычетом окрестностей Николаева (где господствует валдайский тип).
[12] Необходимо учитывать, что хотя между антропологическими и этнографическими или диалектными границами есть определенные соответствия, но «в одну этнографическую область (или диалектную зону) иногда входит не одна, а две или даже три антропологические области» (стр. 128.), или – иными словами – данная этнографическая область (или диалектная зона) может распадаться на части между несколькими антропологическими областями.
[13] Следует иметь в виду, что в 1919 году часть Карпатской Руси была аннексирована Чехословакией, с последующей насильственной чехизацией карпаторусского населения и одновременной колонизацией края чехами, поэтому население этого края, номинально считающееся чешским, антропологически является либо ассимилированными карпатороссами, либо смесью чехов с карпатороссами (а также, видимо, отчасти со словаками, в генезисе которых исторически также имеется заметная карпаторусская струя).  Поэтому антропологическся близость «чехов юго-восточной Чехии» к русской группе не должна казаться удивительной.
[14] Для некоторых групп населения лемковщины этот показатель составляет 40-60, но из опубликованных материалов нельзя с чётко понять, относятся ли эти значения к автохтонным группам карапатороссов, либо к послевоенным переселенцам, мигрировавшим в лемковщину после 1945 г. из других районов УССР.
[15] Антропологичний склад українського народу. АН УРСР. Iнститут мистецтвознавства, фольклору та етнографії // В.Д. Дяченко, Кїив, 1965, С. 105.
[16] Там же, С. 105.
[17] Там же, С. 124.
[18] Там же, С. 124.
[19] Там же, С. 125.
[20] Там же, С. 127-128.
[21] Кроме указанного выше исключения литовцев, а также возможной сравнительной близости поляков к северно-великорусским группам  (но, насколько можно судить по полякам Литвы, их меньшей близости к малорусам) – однако не нарушающей определенность великорусско-малорусского ядра.
[22] Лаборатория популяционной генетики ГУ МГНЦ РАМН, http://genofond.ru/default2.aspx?s=0&p=427

Чтобы оставить комментарий Вам надо зарегистрироваться или войти

Главная тема недели

18 Июля 2016
Как живет Украина: удручающие итоги 2015-го и перспективы 2016-го
Прошлый 2015 год оказался для граждан Украины самым тяжелым за последние 20 лет. Наш ВВП, как и в 2014-м, продолжал...
1 комментарий 1 Просмотров2805 Рейтинг 4.8 (13 голосов)4.8
14 Апреля 2016
По дороге в пропасть. Резервы Украины сократились почти на миллиард
По предварительным данным, международные резервы Украины на 1 апреля 2016 года составляли 12 млрд 722 млн долларов в эквиваленте, что...
1 комментарий 1 Просмотров2645 Рейтинг 3.7 (3 голоса)3.7
16 Февраля 2016 Егор Холмогоров
Совместная декларация Патриарха и Папы — это триумфальная победа русской дипломатии
Совместная декларация Патриарха и Папы — это просто триумфальная победа дипломатии Русской Православной Церкви. Папа: 1. Фактически поддержал российскую операцию в Сирии...
15 комментариев 15 Просмотров4353 Рейтинг 4.9 (33 голоса)4.9

Новости

Опрос

Опрос проводится для жителей бывшего СССР

Чем закончится гражданская война на Украине?






Теги

Ukraina как геополитический
проект Запада
UKRAINA: от мифа к катастрофе альтернатива проекту Ukraina антисемитизм антихристианство армия Ассоциация с ЕС Афганистан бедность Бильдербергский клуб Ближний Восток Болгария Венгрия Виктор Янукович Владимир Путин власть ВО Свобода война вооружения ВТО выборы Газпром галицийская окрэмишньость Галиция гендерное и сексуальное геополитика Германия глобализация ГМК Украины голодомор Греция Грузия двойное гражданство деградация демография демократия денацификация Дмитрий Медведев Донбасс Евразийский союз евроинтеграция Евромайдан Европейский Союз западное общество Зона свободной торговли с ЕС идентичность идеология идеология свидомизма империя интервью искусство история как и зачем создавали мову как придумывали и создавали
украинцев
Католическая церковь Китай клуб «Альтернатива» коррупция кризис криминал Крым культура культурное единство
великорусов малорусов и
белорусов
Латвия Латинская Америка либерализм Ливия Литва литература личности манипуляция сознанием массовые беспорядки машиностроение Украины МВФ методы миграция мировой кризис мораль НАТО наука Нафтогаз неонацизм несостоявшееся государство нефть Новороссия НПО образование общество потребления общечеловеческие ценности олигархи оранжоиды ОУН и УПА Польша поэзия православие Православная церковь предательство прибалтика природный газ провокация происхождение и значение
слов москаль и Московия
происхождение и значение
слова Малороссия
происхождение и значение
слова Русь
происхождение и значение
слова украинец
происхождение и значение
слова украйна
промышленность Украины психология психология свидомого
украинца
равенство и неравенство РАСПАД революция режим Порошенко режим Януковича реформы Россия русособия Русская весна Русский Дух Русский Мiр русский национализм русский язык свобода слова Святая Русь сепаратизм Сербия Сирия система образования сланцевый газ СМИ Советский Союз сопротивление социальная солидарность социальная сфера специальные операции спецслужбы стратегия США Талергоф и Терезин Таможенный союз Тарас Шевченко терроризм Турция украинизация украинский национализм украинский неонацизм украинский язык фашизм федерализация философия финансовая система финансы Украины ФРС химпром Украины цветные революции церковь ЦРУ экономика элита энергетика Эстония этническое единство
великорусов малорусов и
белорусов
юмор
Вы находитесь здесь Материалы Статьи Две русские народности