Альтернатива

  • Увеличить шрифт
  • Обычный шрифт
  • Уменьшить шрифт

Тайна черной вышиванки

06 Сентября 2013 Игорь Судак
Просмотров 6902
Оценить
(35 голосов)

НЕ ДАЙ ВАМ БОГ СОЙТИ С УМА!

- Ну, что Карпуха, как прошла встреча одноклассников? – спросил я своего приятеля, услышав в трубке его голос.

- Отлично, столько лет не виделись!

- Ну и кто кем стал, кто чего добился? У тебя, помню, был класс что надо – через одного вундеркинды.

- Вот удивишься, - ответил Карпуха, - практически никто никаких сногсшибательных карьер не сделал, ребята поголовно - инженеры, а девочки – училки. Но, как и были, – все прекрасные люди!

- Надо же, - усмехнулся я. – А начальниками и директорами у них наверняка выходцы из украинской глубинки. Вот так Киев и сдают!

- Именно так, - согласился Карпуха. – И я вот тоже, когда работал инженером, шеф у меня был из Крыжополя, а его зам - из Гадяча. Таков, наверно, закон жизни - ротация, так сказать. Да то всё ерунда, другое плохо…

- Что плохо?

- Мой школьный товарищ – Саня Косоворотов серьезно заболел - головой тронулся. Кстати, он единственный, кто стал не инженером, а миллионером.

- А как тронулся? Из-за чего?

- Жена ушла от него год назад, а он не смог пережить…

- А разве уходят от миллионеров?

- Получается, уходят. Депутатишка один увел. А у Сани в итоге стресс – бухал, как не в себя – сутками напролет, и сутками смотрел телик. И так полгода! Как следствие, вслед за женой у него отъехала и крыша. Вот так бывает… А мы с ним за одной партой сидели!

- Сочувствую, - сказал я. – А где он сейчас?

- Да в основном в больнице, в отдельной палате лежит, а на выходные сестра его двоюродная забирает – квартира то у него огромная - в самом центре, семь комнат, да вот только для счастья в ней комнатки так и не нашлось. Я завтра, кстати, к нему поеду – проведаю в домашних условиях.

- А в чем проявляется его ненормальность?

- В смысле?

- Ну там - одни голоса слышат, другие Наполеона в себе находят.

- Ну, я толком сам не понял, говорят, на этнической почве подвинулся – это, типа, всё, что у нормальных современных граждан рождает чувство возмущения и негодования, – у него вызывает дикий восторг. Лечащий врач объяснял ребятам, как этот синдром называется, они мне даже говорили, но я – забыл. Если хочешь, пойдем со мной, ты ж его тоже, кажется, немного знал?

- В принципе, можно, - согласился я, а потом, подумав, спросил. – Слушай, Карпуха, а как он вообще – буйный или тихий?

- Не знаю, вроде, я так понял, не сильно буйный, хотя... все, кто у Косоворотова побывали, говорят - мрачное зрелище, не для слабонервных. Правильно поэт заметил - «Не дай мне Бог сойти с ума. Уж легче посох и сума». Ну, короче, сами увидим. Давай – завтра в 10 утра – метро Майдан Незалежности – встречаемся у касс.

Я повесил трубку, а вечером, уже лежа в кровати, долго не мог уснуть. Я, хоть и смутно, но помнил Саню Косоворотова. Он был немаленького роста и всегда читал стихи Пушкина на школьных мероприятиях – любил русскую литературу. И еще любил мастерить резиномоторные модели самолетов, они так здорово и высоко летали - вокруг него всегда пацаны с младших классов крутились. Вот кто должен был быть учителем! Всё-таки трудно заранее угадать, кто из кого вырастет и уж тем более, какая с кем приключится беда.

В ЧЕРНОЙ-ПРЕЧЕРНОЙ КОМНАТЕ …

В 10 утра мы встретились с Карпухой и отправились проведать его бедного богатого друга детства. Дверь нам открыла худенькая женщина средних лет, сразу впустила нас в дом и попросила подождать в огромной прихожей, из которой вели несколько закрытых дверей. Она исчезла за одной из них, и, вернувшись через пару минут, тихо сказала:

- Я вас только очень прошу – не спорьте с ним, пожалуйста, и во всем соглашайтесь!

Не успела она договорить, как центральные двери распахнулись и появился сам хозяин дома – Саня Косоворотов. Высокий и даже статный, он был одет немного экстравагантно, но в целом гармонично. На нем была черная узорчатая вышиванка, такие же черные шорты до колен и такого же цвета мохнатые тапки с головами пчел.

- Слава Украине! – сказал он.

- Героям слава! – ответили мы с Карпухой.

Хозяин широко улыбнулся и гостеприимно пригласил нас пройти.

Мы вошли в большой полукруглый зал с огромными окнами, на которых висели черные шторы, из-за чего все было погружено в полумрак.

- Хотите чаю? – спросил Косоворотов, и, не дожидаясь ответа, крикнул сестре: - Надюша, нам чайку, пожалуйста, сообрази! Сейчас, друзья, я приду - проконтролирую, чтоб поскорее, а вы присаживайтесь, чувствуйте себя, как дома.

Хозяин вышел, а мы сели на мягкий кожаный диван и принялись рассматривать комнату. Первое, что бросалось в глаза, это обилие портретов Шевченко. Большие и маленькие, выполненные маслом и акварелью, вышитые нитками и выложенные мозаикой они висели по всем стенам, стояли в углах и даже лежали на полу. «Идеальная обстановка, чтобы сойти с ума, - подумал я. Впрочем, других признаков ненормальности хозяина в комнате не наблюдалось. Ну разве что еще несколько необычным показалось преобладание черного цвета – черный рояль, черное покрывало на кровати, черный ковер. Но это, как говорится, дело вкуса…

Возле окна на подоконнике стояла клетка с большой вороной, которая лапой всё время чесала свой клюв. Я вдруг с удивлением заметил, что клюв у птицы был крепко обмотан лейкопластырем.

- Болеет, видимо, чем-нибудь, - тихо сказал Карпуха. – А Саня, кстати, внешне совсем не изменился. Но меня он, по-моему, совершенно не узнал.

- У меня даже такое впечатление, - заметил я, - что ему, в принципе, вообще без разницы, кто мы и зачем пришли. Он живет в своем мире и по своим правилам. Может, он тут липкой лентой всем головы обматывает.

- Да ну, - возразил Карпуха. – Хотя, одноклассники, которые его посещали, долго оставались потом под впечатлением. И, главное, практически ничего не могли толком рассказать.

Вскоре вернулся хозяин дома с подносом в руках.

- Угощайтесь - отличный черный чай. Настоящий украинец должен пить только черный чай. Вы любите черный чай?

Мы оба кивнули и взяли по чашке. И, хотя я черный чай терпеть не могу, и признаю лишь зеленый, но, помня предупреждение сестры, огорчать хозяина дома отказом не стал. Очень, конечно, еще хотелось спросить, почему украинец должен пить именно черный чай, но я сдержался. Кто знает, какую реакцию вызовет мой вопрос? Мне вдруг вспомнилась детская пугалка, мы оказались как будто внутри нее: в черной-пречерной комнате на черном-пречерном диване мы пили черный-пречерный чай. А человек в черной вышиванке сидел напротив нас, и мы не знали наверняка, какого цвета у него мысли.

- Вот, как раз нам к чаю еще и пиццу привезли! – обрадовано сказал хозяин, увидев вошедшую сестру с плоской картонной коробкой в руках. – Спасибо, Надюша, очень кстати.

Косоворотов открыл пиццу, от которой тут же пошел приятный аромат, и, прикрыв глаза, втянул носом воздух.

- Райский запах! – произнес он. - Я ее часто заказываю – у нас тут рядом с домом ресторан. Смотрите - хрустящая, жирная, с черными оливками - вкуснотища неописуемая!

Я вспомнил, что утром толком не позавтракал, и мимо воли сглотнул слюну. Косоворотов взял нож и начал было ее разрезать, но вдруг остановился.

- Ух ты, какая-то она сегодня аэродинамическая, - сказал он, оглядывая пиццу со всех сторон, и кивнул нам: - А ну, давайте, быстрее - за мной!

Взяв пиццу в руку, он открыл балконную дверь и вышел. Мы, ничего не понимая, поспешили за ним.

Дом стоял на возвышенности и с шестого этажа открывался отличный вид - даже был немного виден Майдан.

- Ну-ка, поглядим, насколько она летабельная, - сказал Саня и вдруг резко с полуоборота и с подкруткой швырнул пиццу с балкона.

Пицца, и правда, оказалась очень даже приспособленная к дальнему полету. Взмыв вверх выше крыш, она, подхваченная потоком воздуха, освобождаясь по мере вращения от оливок, понеслась в сторону потока машин на Крещатике и скрылась за деревьями.

- Класс! Ну чисто НЛО! – восхищенно сказал Косоворотов, проводив ее счастливым взором. – Эх, жаль не увидели, на что она шлепнулась… Это была одна из лучших моих пицц. – И потом, немного погрустнев, добавил: - И почему люди не умеют летать, как пиццы?

ПОНЯТЬ ГЕНИЯ

Мы вернулись в комнату и продолжили пить чай – без ничего и в полном молчании, переваривая, вместо пиццы, произошедшее. Да еще и под наблюдением строго следившего за нами со всех сторон Тараса, от изобилия которого делалось не по себе. Трудно было найти в комнате такое место, чтоб не встретиться с какими-нибудь из его бесчисленных глаз. Притихший было Косоворотов, перехватив наши взгляды, снова оживился (он оказался легок на быструю перемену тем и настроений):

- Моя личная коллекция! Кстати, одна из самых больших коллекций портретов Тараса Григорьевича в мире. Обожаю его! А вы любите Шевченко, как люблю его я?

Мы с Карпухой дружно кивнули.

- Тогда, я должен вам, как моим большим единомышленникам, кое-что показать, - заговорщицки сказал хозяин дома. - Этого еще не видел никто, вы – первые!

Косоворотов отставил свою чашку, подошел к стопкам каких-то пачек, стоявших на полу, и, разорвав одну из них, вынул оттуда книжку, вернее книжечку - тонюсенькую, как тетрадка.

- Вот это, - сказал он, немного покраснев от удовольствия, - моя особая гордость, называется - «Кобзарь для чайников. Адаптированный» - только вчера привезли из типографии, пахнет еще краской.

- А почему адаптированный? – спросил я.

Косоворотов посмотрел на меня и покачал головой.

- А потому что настоящий «Кобзарь» - еще очень сложный для понимания, - пояснил он снисходительно. - Сегодня - только самые проницательные читатели могут, взяв его в руки, не положить тут же обратно. А я научился находить глубину! Научился смотреть не только между строк и между букв, но и между волокон бумаги. И упростил его для современников, выбрав самую квинтэссенцию мысли мастера. Хотите, и вас научу понимать?

Как мы могли не хотеть?

- Вот, например, - продолжил он, - как я улаконичил его поэму «Катерина». Я сократил ее до одностишия. Слушайте: «Кохайтеся, чорнобриві, та не з москалями!». И всё - крапка! - не надо больше. Всё уже сказано. Ведь кто такие москали? Солдаты? Нет. Москвичи? Снова нет. Москали это те, у кого есть – моск! Мозгали – вот как их правильно называть. А зачем нам для кохання мозгали? Чтоб нас, сирых, обдирали? Поняли, как глубоко смотрел поэт? А ведь газопровода тогда еще не было.

Косоворотов перевернул страницу.

- Или вот: «Менi однаково чи буду я жить в Українi, чи - нi!» Тарас там на эту тему целый стих расписал, а зачем? Уже ведь из одной первой строчки понятно, что он за человек! Сказал - сделал. И ноги прочь из Украины. Вот это патриотизм! Ведь где больше всего думаешь о родине? На чужбине!! И чем дальше, тем сильнее. Если б он мог, то он бы и на Марс ради Украины улетел. Вот какой был патриот!

Косоворотов снова перевернул пару страниц.

- Или вот еще – «Заповiт». «Як умру, то поховайте мене на могилi, серед степу широкого…» и т.д. и т.п. Ну вот зачем столько писать? Современникам тяжело понять – и я сократил.

- «Як умру, то поховайте!»? – спросил Карпуха.

- Нет!!! – прошептал Саня. - Еще короче - «Як умру, то – пох!» - и всё – ни буквой больше! Всё сразу ясно – тут же виден мятущийся гений, который свою собственную жизнь по сравнению с жизнью Украины не ставил ни в грош. Вот высшая степень мысли – «Украина понад усе!»

Мы с Карпухой переглянулись: было и смешно, и грустно. Но Косоворотов не замечал ничего и никого, он бережно листал свою книжечку.

- А вот, например, еще такие строчки, тут уже я взял целое двустишие, потому что глубина аховая, каждая закорючка - золотая жила:

«Мiй вуйко найчеснотних правил -

Коли не в гумор занемiг!»

«Занемiг»! Вот ключевое слово. «Занемог» по-русски. Чувствуете, какой смысл сразу проявился? То есть и «за» не мог и «против» не мог – это и есть трагедия украинского народа. Не вашим и не нашим. Всегда между двух стульев, между молотом и наковальней, между Европой и Азией. Вечная промежность…

- А это разве не Пушкин в каком-нибудь гоблинюковском переводе, - высказал я сомнение.

- Какой Пушкин? Опять ты слова бросаешь не в тему! – возмутился Саня. - Это Тарас сочинил. Поэма «Евген Онежко». Он просто, к сожалению, иногда по-русски писал, так я вот сам собственноручно перевёл и сократил. А Пушкин – лайнюк! Афромоскаль! У них вообще нет толковых поэтов.

- А поэт Блок? – спросил я.

- Какой «поэт Блок»? Блок НАТО – вот это блок! Шлакоблок – тоже очень важный блок. В каратэ есть блок. Или блокбастер – афигенный блок. Блокнот, блокада, яблоко… С вами с ума тут сойдешь! – Косоворотов вытер со лба капельки пота. - Кстати, ты говоришь – «Пушкин». Где сегодня в России великие люди с такой фамилией? Нету. После Пушкина - пустота, хотя у него детей было больше, чем стихов. А у бездетного Шевченко – пожалуйста! Шевченок сегодня, как собак нестрелянных, - и футболисты и депутаты, и функционеры. А знаете - почему?

- Ну, может, потому, что природа… - я начал придумывать на ходу гипотезу, - …отдыхает не только на детях великих, но и еще на их однофамильцах?

Косоворотов, как для человека, находящегося в его состоянии, отреагировал мгновенно.

- Вот ты думаешь, я не понял, как ты меня подколол? Типа Великий Кобзарь не гений? Ты мне сразу не понравился – как только тебя увидел. Какой-то ты чужой.

- Да ладно, Саня, он пошутил, - защитил меня Карпуха.

- А где тут Саня? – удивился Косоворотов, хлопая себя по карманам. - Я не Саня, я - Сашко. И не Косоворотов моя фамилия, как вы наверняка думаете. Вот, пожалуйста, мой новый паспорт – Сашко Вышиванченко. А с прошлым покончено! Сани больше нет, как говорится, не в свои сани не садись. А твоя, кстати, как фамилия?

- Карпенко, - ответил Карпуха.

- Отличная фамилия – правильная. Тебе можно не менять.

- Но для друзей я, вообще-то, Карпуха, неужели не помнишь? Мы ж в детстве за одной партой…

- Карпуха? Нет, не помню… В Интернете недавно читал про какого-то Карпуху-украинофоба. Я бы, попадись он мне, его ушам листопад устроил бы. Я бы из его высушенного языка закладку бы сделал для учебника «История Украины»! Но то другой Карпуха, не ты. Ты – наш Карпуха, свидомый.

Карпуха с грустью смотрел на своего друга детства и молчал. Это был единственный украинский нацык, которому он простит всё и всегда. От болезни не застрахован никто…

ТАЙНА ЧЕРНОЙ ВЫШИВАНКИ

Карпуха допил свой чай и спросил.

- Скажи, Саня, нет, извини, Сашко, а что случилось с твоей вороной? Чего у нее клюв замотан?

Сашко вдруг расхохотался – раскатисто и весело.

- Да какая же это ворона? Ну, вы - орнитологи! Это же попугай – смотри хвост какой.

Мы присмотрелись, точно - это был попугай.

- А чего он черный? – удивился я. – Сроду таких не видел? Разве черные бывают?

Сашко перестал смеяться и нехорошо поглядел на меня.

- Таких, как ты, я тоже сроду не видел, - сказал он. – У тебя что ни вопрос, то – перл глупости. Черные попугаи, конечно, бывают, хотя и редко. А этот на самом деле не черный, он у меня яркий, разноцветный, но - крашенный. Короче, покрасил я его.

- Зачем?

Косоворотов-Вышиванченко устало вздохнул и взглянул на Карпуху, как бы спрашивая его: «Ну что за кретина ты ко мне привел?» Но он сказал другое:

- Ладно, придется мне вас немного просветить. А то вы, ребята, скоро и до меня начнете доколупываться - мол, почему это я в черной вышиванке, и почему у меня вообще всё вокруг черное. Вы просто не в теме. Придется открыть вам тайну. Начнем по порядку. Скажите, какой цвет самый главный в Украине? Не знаете? Черный - самый лучший из всех цветов! Только он пока еще не бросается в глаза. Это как с Кобзарем, лишь самые острые умы могут разглядеть суть. И я разглядел. Вот сколько у нас областных центров?

- Двадцать пять, кажется, - сказал Карпуха.

- Почти правильно! А теперь вслушайтесь – Чернигов, Черновцы, Черкассы начинаются на «чер»! – это более десяти процентов. Заметьте, у нашего сводного брата России, где областных центров под сотню, – на «чер» нет ни одного! А еще у нас можно добавить Чернобыль – не область, конечно, но как всех переплюнул по черному пиару. Теперь дальше - какая у нас земля? Чернозем. Какое у нас море? Черное. Какой у нас любимый цветок? Чорнобрывець. Какие у нас женщины? Чорняви. А в той же России – бабы белобрысые. И белый снег там повсюду, и березы белые с ромашками, и Белое море. У них там даже ночи бывают белые! Блеклость и бледность одна. Бельмо на мировом глазу!

- Интересное наблюдение, - заметил Карпуха. - Кстати, у нас и известных фамилий тоже много на «чер» - Черновецкий, Черновил.

- Гениально! – похвалил Сашко Карпуху. – Хорошо мыслишь. А в Рашке наоборот – Беляев, Белых, Белов, Белинский, Белкин, Белохвостикова… Сплошные белила! Всё та же белая горячка.

- А Черномырдин как же? – спросил я.

- Черномырдин - исключение! – недовольно зыркнул на меня хозяин дома. - Его поэтому в Украину и сослали послом. Он здесь уместнее. И черносотенцы в России не прижились, а у нас, пожалуйста, националисты – при власти. И бывший генсек Черненко, с украинскими корнями, долго в Белокаменной не правил - сразу умер. И наш земляк Малевич всем известен именно «Черным квадратом», а не каким-нибудь «Белым солнцем в пустыне». И Шевченко наш – черный, потому что бродячие кобзари, как правило, были слепыми, темными. Во как! Мы – черная страна. Насыщенная. Черный - это цвет торжества, он любой цвет кроет. И потому мы всех победим, что черный цвет – это сама жизнь! Ее начало и конец. Мы все из темноты материнского лона появляемся и потом в темноту лона земного уходим. А Украина – связующее звено, напоминающее всему миру о приятном чувстве вечного небытия…

Сашко замолчал, потом встал и, возбужденный собственной речью, стал ходить по комнате. Потом остановился, взял двумя пальцами ткань своей вышиванки и сказал:

- Скоро в таких вот черных вышиванках будут ходить все! Потому что в них - сила, брат! И мову-чудову все выучат, а всякий язык-балык и лэнгвидж-сэндвич забудут.

- А как это может быть? – не удержался от вопроса уже Карпуха. – На мове ж говорят меньше полпроцента землян.

- Знаете, вирус он тоже очень маленький, - быстро отпарировал Сашко, - но может целого слона завалить. У вас просто воображение слабое, я вам приведу пример. Вот представьте, - сказал он, глядя куда-то в окно, - если завтра на Северную Америку упадет метеорит, Южную Америку разрушит землетрясение, Азию накроет цунами, Африку скосит СПИД, а Западную Европу и Россию затопят растаявшие ледники - то украинский язык уверенно станет господствующим на Земле. Хотите еще варианты? Только они будут еще более черные.

- Достаточно, - сказали мы одновременно, впечатленные нарисованной картиной украинского мирового господства. «Хорошо, хоть Сашко не взял себе фамилию Нострадамченко или, еще того хуже, Вышиванга, - подумал я».

Наступила тишина. Слышно было только, как в клетке со стороны в сторону качается попугай.

- Кстати, - вспомнил Сашко, - вы спрашивали, почему у моего попугая рот завязан, то это я его наказал!

- За что?

- А за то, что на мову, подлец, не хочет переходить. Представляете – будущую мировую мову игнорит. Его же прежний хозяин мозгаль был – и этому попке с детства ненужный русский втемяшил, и теперь попка не желает переучиваться. Я ему говорю: скажи, попка, «кобзар-р-р», а он мне «дур-р-рилка кар-р-ртонная». Я ему: скажи «укр-р-райына», а он мне «р-р-русские идут». Так я ему за это на сутки клюв перемотал. Вот щас посмотрим, может, он исправился.

Сашко подошел к попугаю и освободил ему клюв.

- Ну-ка, попка, покажи, что ты не дурак! Скажи нам на мове что-нибудь на свой выбор, а то ж голодный небось – умрешь ведь с голодухи!

- Як умр-р-ру то – пох-х-х! – сказал попугай и гордо отвернулся.

Сашко обрадовано улыбнулся.

- Ну вот – может же, когда хочет! Сегодня не говорить на мове – моветон! Кстати – хорошая фраза надо записать.

Саня сел за стол, открыл черную толстую тетрадь и начал писать. Он исписал целую страницу, перевернул и начал писать дальше. Мы с Карпухой переглянулись. Вдруг дверь открылась и вошла сестра Косоворотова. Она нам подала знак и прижала палец к губам. Мы вышли, и в прихожей она тихо пояснила:

- Всё, уходите - вам пора. Сашко сел работать, это до вечера.

- А что он пишет? – спросил я, но мой вопрос остался без ответа.

Мы вышли из подъезда, и я сразу заметил то, на что не обратил внимания прежде, - двор был усеян десятками разных пицц. Я мысленно усмехнулся и хотел показать Карпухе, но, глянув на него, осекся. Мой товарищ был очень печален и даже немного осунувшийся.

- Ты здоров? – спросил я.

- Пока - да, - ответил он и добавил: - Саню вот нужно срочно спасать!

- Как?

- Не знаю, - ответил Карпуха.

УКРАИНА ПОД ШУБОЙ

Через день Карпуха мне позвонил:

- Плохи дела! Гораздо хуже, чем я думал. Сегодня был в больнице - говорил с Саниным лечащим врачом. Специалисты разводят руками - говорят, это какое-то новое заболевание, которое в последнее время встречается всё чаще и чаще.

- И что это за заболевание?

- Никто толком не знает, но между собой медперсонал называет его - «кобзофрения».

- «Кобзофрения»? И каковы же его симптомы?

- Разные, – ответил Карпуха. – Доктор объяснил, что наиболее типичные симптомы кобзофрении – это восхвалять бездарность и находить в пустоте смысл. Это когда нравятся убогие титры, мешающие смотреть на экран. Это когда язык, на котором разговариваешь с детства, – называешь вдруг чужим. Когда на черное говоришь белое. Когда радуешься, что твой ребенок плохо пишет и читает на том языке, на котором говорит и думает. Когда несогласие с действиями власти северного соседа переходит в ненависть ко всему русскому, включая литературу, и скатывается в нарушение прав своих же граждан. Вот это всё и есть - «кобзофрения».

- Ничего себе болезнь! И что ее невозможно вылечить?

- А как вылечить, если она повсюду поощряется? Стоп, ты ж, видимо, не знаешь… Доктор рассказал, что Косоворотов, оказывается, уже несколько раз на ТВ на каких-то шоу появлялся, овации даже срывал. Прикидываешь? Я доку говорю, чтоб срочно сходил, объяснил телевизионщикам, что человек болеет и не фиг его приглашать.

- А док что?

- А док плечами пожимает, говорит, пробовал, но что он может сделать – у Сани уже там какой-то рейтинг. Режиссер объяснил ему, если они всех, которые с отклонениями, перестанут приглашать в студию, то на украинском телевидении можно смело поставить жирный крест. Кто ж на такое самоубийство согласится??

- И что теперь делать?

- Думать надо, - сказал Карпуха. – Обязательно должен быть какой-то выход – я лапки складывать не привык. А то если у него такими темпами пойдет раскрутка, то уже не только Саню спасать надо будет, а еще и страну от него. Две беды – в одной! Пути пиара неисповедимы. Сегодня вечером - человека как бы и нет, а завтра утром - он уже властитель дум. Ведь харизматические безумцы всегда лучше воспринимаются толпой, чем мыслители.

***

После этого разговора мы с Карпухой не общались недели две – сначала я должен был побывать по личным делам в Донецке, потом практически сразу пришлось уехать во Львов – уже по делам творческим. Масса встреч, поездок и событий на какое-то время у меня потеснили в голове Саню Косоворотова с его бедой. Хотя во сне пару раз выплывало его нервное лицо, декламирующее стихи адаптированного «Кобзаря» гордому и непокорному попугаю. И почему люди не умеют сопротивляться, как птицы?

Но когда вернулся, то не успел толком переодеться, как позвонил Карпуха.

- Игорь, привет, есть отличная новость!

- Какая?

- Косоворотов начал выздоравливать.

- Да ты что?! Быть такого не может! – поразился я. - И в чем же это проявилось? Он что - стал запускать с балкона портреты Тараса?

- Да нет, - рассмеялся Карпуха. – Это было бы не выздоровление! То же безумие только под другим названием.

- Тогда - продал черную вышиванку и купил белую?

- Тоже мимо. Бери выше!

- Ну, говори сам – не тяни. Я думаю, ты шутишь…

- Не шучу. Во-первых, он отмыл своего попугая, прочистил ему каждое перышко и выпустил из клетки, тот теперь у него по квартире летает пестрый и счастливый. И трындит, что хочет. Это раз.

- Неплохо, но – этого мало. Может, он его сварить собрался – и теперь исполнил последнее желание?

- Нет-нет. Во-вторых, он позавчера такое ляпнул на первом украинском канале, что его в черный список занесли. Сказали, что если бы он не был гражданином Украины, то он бы стал персоной нон грата.

- Ничего себе! И что же он ляпнул?

- А он, представляешь, пришел на эфир с Конституцией Украины и зачитал из нее, что по Основному Закону - даже во время введения в стране чрезвычайного положения и даже в случае войны - всё равно недопустима языковая или этническая дискриминация ее граждан. Статья 64. И спросил аудиторию, как тогда назвать наше положение, которое получается страшнее военного?

- Гениально спросил! И как ему ответили?

- Никак, он сам и ответил: называется – «Украина под шубой». А шуба - песцовая.

- В яблочко! - сказал я Карпухе. - В принципе, налицо верные признаки возращения рассудка. Кто б мог подумать, что он так быстро… Но с другой стороны – так же не бывает! Ну, с чего это он вдруг так стремительно стал выздоравливать?

- А это и есть - в-третьих! - самое главное. Ты просто забыл, кто такой Карпуха! Я ведь уже на третий день после того, как мы побывали у Сани, разыскал его жену и поговорил с ней…

- И что?

- … и она к нему вернулась.

 

Игорь Судак

Чтобы оставить комментарий Вам надо зарегистрироваться или войти

комментарии   
  •  
  •  

Продолжение банкета

3 » 06.09.2013 14:13

Мир становится предсказуемым: http://www.pravda.com.ua/news/2013/09/6/6997447/view_comments/

Александр Белинский
  • Ukraine  Kiev

  •  
  •  

Ещё одно торжество для мовных фетишистов :)

2 » 06.09.2013 12:57

Их буквально хлебом не корми - дай за мову всех виртуально разорвать :)
http://life.pravda.com.ua/person/2013/09/6/137972/
Народ норовит специально в оперу прийти (первый раз, видимо), чтобы высказать своё фэ оперной певице, которая просто в адекватной среде хочет дать образование своему ребенку. На самом деле лучшей рекламы для русской гимназии в Киеве придумать трудно - Украинская правда рулит! :)
+5

Александр Белинский
  • Ukraine  Kiev

  •  
  •  

Итог: А шуба - песцовая.

1 » 06.09.2013 12:34

- И что?

- … и она к нему вернулась.
Ответка :-) Когда Орфей за Эвридикой
В Аид спустился, бог Плутон
Был беспредельно возмущен
Такою дерзостью великой.

Запел пленительный Орфей,
Как никогда не пел. Однако,
Хотя Плутону в царстве мрака
Вдруг стало на душе светлей,

Багровый от негодованья,
Вернул Орфею он жену,
Что было даже в старину
Тягчайшей мерой наказанья.

Засим смягчился грозный бог
И смертному в вознагражденье
За удивительное пенье
Вновь потерять ее помог.
Кеведо.
А если серьезно, то "Ведь харизматические безумцы всегда лучше воспринимаются толпой, чем мыслители." Это трагедия, но реальность.

РАЕ
  • Ukraine  Uzhhorod

Главная тема недели

18 Июля 2016
Как живет Украина: удручающие итоги 2015-го и перспективы 2016-го
Прошлый 2015 год оказался для граждан Украины самым тяжелым за последние 20 лет. Наш ВВП, как и в 2014-м, продолжал...
1 комментарий 1 Просмотров2576 Рейтинг 4.8 (12 голосов)4.8
14 Апреля 2016
По дороге в пропасть. Резервы Украины сократились почти на миллиард
По предварительным данным, международные резервы Украины на 1 апреля 2016 года составляли 12 млрд 722 млн долларов в эквиваленте, что...
1 комментарий 1 Просмотров2476 Рейтинг 3.7 (3 голоса)3.7
16 Февраля 2016 Егор Холмогоров
Совместная декларация Патриарха и Папы — это триумфальная победа русской дипломатии
Совместная декларация Патриарха и Папы — это просто триумфальная победа дипломатии Русской Православной Церкви. Папа: 1. Фактически поддержал российскую операцию в Сирии...
15 комментариев 15 Просмотров4169 Рейтинг 4.9 (33 голоса)4.9

Новости

Опрос

Опрос проводится для жителей бывшего СССР

Чем закончится гражданская война на Украине?






Теги

Ukraina как геополитический
проект Запада
UKRAINA: от мифа к катастрофе альтернатива проекту Ukraina антисемитизм антихристианство армия Ассоциация с ЕС Афганистан бедность Бильдербергский клуб Ближний Восток Болгария Венгрия Виктор Янукович Владимир Путин власть ВО Свобода война вооружения ВТО выборы Газпром галицийская окрэмишньость Галиция гендерное и сексуальное геополитика Германия глобализация ГМК Украины голодомор Греция Грузия двойное гражданство деградация демография демократия денацификация Дмитрий Медведев Донбас Евразийский союз евроинтеграция Евромайдан Европейский Союз западное общество Зона свободной торговли с ЕС идентичность идеология идеология свидомизма империя интервью искусство история как и зачем создавали мову как придумывали и создавали
украинцев
Католическая церковь Китай клуб «Альтернатива» коррупция кризис криминал Крым культура культурное единство
великорусов малорусов и
белорусов
Латвия Латинская Америка либерализм Ливия Литва литература личности манипуляция сознанием массовые беспорядки машиностроение Украины МВФ методы миграция мировой кризис мораль НАТО наука Нафтогаз неонацизм несостоявшееся государство нефть Новороссия НПО образование общество потребления общечеловеческие ценности олигархи оранжоиды ОУН и УПА Польша поэзия православие Православная церковь предательство прибалтика природный газ провокация происхождение и значение
слов москаль и Московия
происхождение и значение
слова Малороссия
происхождение и значение
слова Русь
происхождение и значение
слова украинец
происхождение и значение
слова украйна
промышленность Украины психология психология свидомого
украинца
равенство и неравенство РАСПАД революция режим Порошенко режим Януковича реформы Россия русособия Русская весна Русский Дух Русский Мiр русский национализм русский язык свобода слова Святая Русь сепаратизм Сербия Сирия система образования сланцевый газ СМИ Советский Союз сопротивление социальная солидарность социальная сфера специальные операции спецслужбы стратегия США Талергоф и Терезин Таможенный союз Тарас Шевченко терроризм Турция украинизация украинский национализм украинский неонацизм украинский язык фашизм федерализация философия финансовая система финансы Украины ФРС химпром Украины цветные революции церковь ЦРУ экономика элита энергетика Эстония этническое единство
великорусов малорусов и
белорусов
юмор
Вы находитесь здесь Материалы Колонка литератора Тайна черной вышиванки