Альтернатива

  • Увеличить шрифт
  • Обычный шрифт
  • Уменьшить шрифт

Дети стреляющих лет

09 Апреля 2013 Сергѣй Брацио Сергѣй Брацио
Просмотров 2889
Оценить
(12 голосов)

Из семейных воспоминаний

Моя мама родилась в ноябре 1941 года, когда война шла полным ходом, и ее отец – мой дед – находился на фронте. Смоленское сражение уже было проиграно. Территория области находилась под оккупацией… В деревне Петрово Ярцевского района Смоленской области оставались лишь малые дети с матерями, старики и пара взрослых мужчин, по каким-то причинам не попавшие на фронт.

Дедовский дом

Мой дед – столяр-краснодеревщик и плотник – не только делал великолепную мебель, но и собственноручно построил прекрасный, самый большой в деревне, дом. Во дворе возвел хлев, в котором обитала дойная корова. Особняком, на берегу крохотной речушки с громким названием Великая, поставил сруб для бани, но достроить не успел – началась война!

Известия о боях доходили до Петрово скудно – радио не было, а газеты, с конца лета 1941 года, приходили редко и с большой задержкой. О происходящем на фронте узнавали из обрывочных слухов, часто в перевранном, искаженном виде. Где-то вдалеке слышались звуки сражений, и женщинам казалось, что Красная Армия ведет тяжелые, но победоносные бои, и скоро - совсем скоро! – мужья вернуться домой с победой!..

Но война шла по другому сценарию! Оккупация ворвалась в Петрово треском нацистских мотоциклов, лязгом танковых гусениц и хриплым лаем немецких овчарок и солдат! Первый шок сменился пониманием, что наши отступили! Ушли, оставив Смоленщину в руках врага...

Для штаба оккупанты выбрали самое большое здание в деревне, и над домом, построенным моим дедом, взвилось кровавое полотнище с черной свастикой в белом круге! Повязки с таким же символом «украсили» рукава двоих мужчин, не ушедших на фронт – они стали «представителями оккупационной администрации» - полицаями!

Бабушку, еще беременную моей матерью, двоих ее старших детей – двенадцатилетнюю Пелагею и восьмилетнего Сашу, их престарелую бабулю, выселили в хлев. Там, под детский плач и заунывное коровье мычание, под хохот немецких солдат и оханье сердобольных соседок, ноябрьской холодной ночью и родилась моя мама!

Корова – огромное подспорье для голодающих людей. Молоко помогло выжить всем: от немощной старушки до новорожденной Надежды! Но довоенные запасы сена подходили к концу. Приходилось разрывать снег, чтобы замерзшими руками докапываться до стылого, высохшего на корню бурьяна и ломать, разминать его для кормилицы, получая столь необходимое питание…

Весну встретили как спасительницу! Маленькая Пелагея принялась выводить исхудалую буренку пастись на зазеленевшие луга. Корова стала набирать вес, удои увеличились, Надежда окрепла, и детворе казалось, что жизнь налаживается, что будущее обретает радужные очертания, но худшее, как оказалось, ждало впереди!..

Arbeit macht frei

В это страшное весеннее утро 1942 года, Пелагея, как обычно, отправилась пасти корову. Она забрела далеко от дома, поэтому не видела и не слышала, как в деревню ворвались грузовики, заполненные солдатами СС. Как нацисты серыми тенями разлетелись по домам, выгоняя на улицу испуганных сельчан. Как, построив в походные колонны, жителей Петрово погнали в сторону Германии…

Незадолго до этого, видимо, обуреваемый раскаянием, один из полицаев – некий Фрол – успел предупредить соседей. Моя бабушка кинулась разыскивать Пелагею, а прабабушка закапывать во дворе единственную ценность – швейную машинку «Zinger»… но найти двенадцатилетнюю дочь не удалось – остановили прибывшие эсэсовцы, а машинку тут же выкопал второй полицай.

Заливаясь слезами, привязав к груди, под одежду, мою полугодовалую мать, бабушка вынуждена была примкнуть к строю арестантов. Она пыталась взывать к совести нацистов, но безжалостные эсэсовцы лишь гоготали в ответ, направляя дуло автомата на шевелящуюся под рубахой Надежду. Пришлось идти… двигаться, во имя спасения жизни двух других детей, бросив на верную гибель двенадцатилетнего ребенка…

Колонна двинулась в сторону Белоруссии, оставив в Петрово лишь немцев, полицаев и несколько человек обслуги.

Не зачепило!

Несколько дней тяжелого, пешего перехода. На руках грудной ребенок, рядом выбившийся из сил Сашка и старенькая, еле передвигающаяся старушка… Но бабушка шла вперед! Слезы кончились, силы были на исходе - ноги едва держали, но ради детей, ради их будущего, она двигалась к пугающей цели.

Усталость давила на плечи людей - окружающее казалось диким, страшным сном. Многие падали… если их не удавалось поставить на ноги, раздавались громкие хлопки выстрелов; обездвиженные трупы бросали в придорожную канаву; заливающихся рыданиями детей, эсэсовцы оттаскивали куда-то взад колонны...

Чем дальше двигались, тем чаще звучали выстрелы. К ним стали привыкать… Поэтому, когда началась перестрелка, она почти никого не удивила. Лишь когда заметили, что нацисты испуганно расстреливают ближайший березняк, поняли, что произошло что-то странное.

Пришлось лечь в пыль дороги, чтобы спастись от шальных пуль. Бабушка прижала покрепче мою мать, закрыла рукой голову Сашки и так лежала… когда перестрелка набирала обороты, и свист пуль слышался над самым ухом! Когда пугающий немецкий лай раздался совсем близко! Когда крики и стоны перемешались с разрывами гранат…

Внезапно все стихло. Лишь чьи-то шаги приближались к бабушке, пока не остановились совсем рядом с головой. Она все лежала, закрыв глаза и прижимая к себе детей. Кто стрелял в немцев – загадка, но что эсэсовцы станут еще более злыми – это было очевидно. Подошедший кашлянул и слегка ткнул в плечо женщине носком сапога. Бабушка сжалась, приготовилась к выстрелу, сердце, казалось, замерло в предвкушении конца. И тогда, над ухом раздалось веселое:

- Ну, шо, бабёнки, не зачипи́ло? – бабушка подняла глаза - на нее с улыбкой смотрел здоровенный русский мужик, обросший лохматой светлой бородой.

Партизаны! Белорусские партизаны отбили колонну пертровцев!

Несчастных людей увели в лес, где и прятали до самого освобождения Белоруссии в 1944 году. Женщины варили еду, дети собирали грибы-ягоды, мужики, когда не воевали, оборудовали землянки, чтобы пережить холода. Один ватник шел на троих – грелись поочередно. Трофейные консервы считались деликатесом. Вместо привычных сегодня детских тальков и присыпок, использовали труху сгнившей березы. Было тяжело, но Надежда росла! Так и дождались избавления…

Куда немцы гнали петровцев точно не известно, но наши родственники из соседнего села, которых отправили чуть раньше, оказались в лагерях Германии. Измученные, больные и раненные, вернулись они только в 1945 году, после освобождения Красной Армией. Навсегда утратив здоровье…

Бабушка постоянно вспоминала Пелагею, понимая, что ребенку одному не выжить в военных условиях. Сердце требовало отыскать хотя бы труп, чтобы похоронить дочь по-человечески… Как только Белоруссия было освобождена, бабушка собрала детей и отправилась домой – в Петрово! Еще несколько семей двинулись вместе с ними.

Более трех недель шел поезд из Белоруссии до Смоленска – вагоны забирали для нужд фронта. Дополнительные двадцать три дня ежеминутных мыслей о судьбе потерянной дочери. Почти месяц разговоров и обещаний соседей прочесать весь лес, но найти бездыханное тельце бедного ребенка. Чтобы отдать ему последние почести…

Петрово встретило пепелищем – уходя, немцы спалили деревню дотла! Лишь недостроенная банька, особняком стоявшая на берегу речушки, осталась цела. Туда и отправились все прибывшие – восемь или девять многодетных семей, решившие жить под укрытием уцелевших стен.

Страшно было идти по бывшей улице среди сгоревших домов. Безлюдно… Немцы ушли, обслуга разбежалась, одного из полицаев повесили партизаны, а Фрола увели с собой бойцы Красной Армии. Только сруб бани маячил впереди спасительным кровом. Только речушка звенела перекатами в полнейшей тишине. Только… бодрая краснощекая девочка сидела на берегу, плескаясь ногами в прохладной воде!

Это была Пелагея! Живая, здоровая, вытянувшаяся за годы отсутствия матери. Рядом, лениво помахивая хвостом, паслась корова!

Слезы радости! Крики счастья! Бесконечные объятия! Долго бабушка не могла налюбоваться дочерью, обнимая и ее, и других детей, и соседей, и даже корову!

Уже потом, когда баньку накрыли обгоревшими досками и разным хламом, когда в обожженной немецкой каске сварили похлебку (другой посуды не было), когда усталые люди расселись вокруг горячего варева, Пелагея рассказала свою историю.

Большая война маленькой Пелагеи

Вечером того злополучного дня, весной 1942 года, когда жителей Петрово погнали в Германию, Пелагея возвращалась поздней обычного – задремала на лесной полянке. На подходе к селу ее встретил Фрол и рассказал о случившейся беде. Он велел девочке уходить в лес вместе с коровой и какое-то время не показываться немцам на глаза.

До поздней осени Пелагея блуждала по лесам, питаясь молоком и ягодами, но когда ночами стало подмораживать, когда спать на свежем воздухе больше было нельзя, она вернулась в деревню. Ее приютил Фрол, поместив корову к своим животным. Немцам он сказал, что девочка – его дальняя родственница, оставшаяся без родителей. Он даже отобрал у своего коллеги-полицая «семейную ценность» - швейную машинку “Zinger” и вернул ее Пелагее. Гнать одного ребенка в Германию - бессмысленно, и нацисты смирились с присутствием Пелагеи, не видя в ребенке особой угрозы...

А угроза была! За время своих странствий по лесам, Пелагея встретила партизан. Их отряды действовали в лесах Смоленщины, но разрозненные, нецентрализованные выступления носили стихийный характер; лишенные постоянного места обиталища, они не смогли приютить девочку вместе с коровой, а расставаться с кормилицей Пелагея отказалась наотрез.

Это знакомство помогло партизанам! Раскаявшийся Фрол превратился в помощника – планы немецких операций, в которые его посвящали нацисты, он детально записывал на крохотные бумажки. Предстоящие перемещения нацистских войск подробно стенографировал. Фиксировал время и место рейдов против партизан.

Каждый день Пелагея отправлялась пасти корову, а в зимнее время ходила на реку, за водой. Часто задерживалась дотемна. Иногда ноги заносили ее на старое кладбище. Именно там, под покровом сумерек, появлялся связной партизан и забирал у девчонки записки Фрола!

Немцы недоумевали, почему их рейды оказываются провальными! Почему из леса, который еще вчера был совершенно пуст, сегодня появляются вооруженные люди и нападают на нацистские автоколонны. Почему срываются почти все их планы!

Когда стали подозревать Фрола, было уже поздно – в начале 1943 года Красная Армия наступала на Смоленск. Нацисты подожгли деревню и, бросив лишних теперь полицаев, отступили.

Партизаны вместе с Фролом пытались спасти пылающие дома, но огонь победил - деревня превратилась в пепел. Второй полицай не успел сбежать – партизаны повесили его на ближайшем дереве. Пелагея, вместе с коровой и швейной машинкой, перебралась в недостроенную баню, внутри которой Фрол соорудил из всякого тряпья что-то вроде шалаша.

Фрола забрали с собой солдаты Красной Армии. Его не повесили, не расстреляли, видимо, учтя раскаяние. Он снова появился в Петрово… спустя двадцать пять лет лагерей!

Заключение

В 1945 году вернулся с войны мой дед. С медалями и ранами. С орденами и шрамами. Счастливый, видя родных живыми; грустный, наблюдая деревню мертвой. Но не таким человеком был мой дед, чтобы долго горевать: продал молока, купил топор и вот, на старом пепелище высится новый сруб! Отстаивается, сохнет, готовится стать родным очагом!

Жизнь продолжается! У соседей стали появляться землянки, сараюшки, другие постройки – баню, наконец, расселили. И снова корова, пережившая трудности войны, оказала неоценимую помощь: кроме молока, масла и других продуктов, ее использовали для вспашки земли – подбадриваемое окриками, подталкиваемое со всех сторон сельчанами, животное трудилось на благо человека, обеспечивая всей деревне будущий урожай!

Но жизнь внесла свои коррективы – дед получил вызов на один из московских заводов. Оставив родных в Петрово, он отправился обустраиваться на новом месте. Койка в заводском общежитии… уголок в коммунальной квартире… и, наконец, предложение от одного из родственников: половину земельного участка за половину дома! Сруб поехал на окраину Москвы!

Как перевозили сруб, признаться, не знаю. Мама не помнит, а более спросить уже не у кого… Зато прекрасно сохранилась в семейной хронике, история о переезде людей! Моя мама, ее брат Александр вместе с их бабушкой, поехали на поезде. Так же должны были поступить и остальные, но… Пелагея отказалась расставаться с коровой! Моя бабушка вынуждена была согласиться, и они, вместе с буренкой, из Смоленской области ДОШЛИ ДО МОСКВЫ ПЕШКОМ! Останавливались на ночлег, рассчитываясь молоком, несколько километров их подвезли солдаты на открытом грузовике, но основной путь женщины и животное проделали своими ногами!

И завертелась, закружилась жизнь Пелагеи: рождение еще одной сестры, окончание школы, знакомство с будущим мужем – чудесным человеком, кубанским казаком Иваном! Дальше свадьба, дети, дети детей, следующее поколение!..

…А совсем недавно тети Пелагеи не стало. Тетя Поля, как ласково называли ее мы – племянники, прожила полных восемьдесят четыре года и успела понянчить правнуков!

Вечная ей память!..

Многое забылось со временем, многое изменилось вокруг - новые заботы вытесняют прошлые переживания. Но как напоминание о былом, символом горя и счастья, выпавших на семью, черным обелиском высится в доме старая, но до сих пор рабочая, швейная машинка «Zinger»…

Чтобы оставить комментарий Вам надо зарегистрироваться или войти

Главная тема недели

18 Июля 2016
Как живет Украина: удручающие итоги 2015-го и перспективы 2016-го
Прошлый 2015 год оказался для граждан Украины самым тяжелым за последние 20 лет. Наш ВВП, как и в 2014-м, продолжал...
1 комментарий 1 Просмотров2837 Рейтинг 4.8 (13 голосов)4.8
14 Апреля 2016
По дороге в пропасть. Резервы Украины сократились почти на миллиард
По предварительным данным, международные резервы Украины на 1 апреля 2016 года составляли 12 млрд 722 млн долларов в эквиваленте, что...
1 комментарий 1 Просмотров2671 Рейтинг 3.7 (3 голоса)3.7
16 Февраля 2016 Егор Холмогоров
Совместная декларация Патриарха и Папы — это триумфальная победа русской дипломатии
Совместная декларация Патриарха и Папы — это просто триумфальная победа дипломатии Русской Православной Церкви. Папа: 1. Фактически поддержал российскую операцию в Сирии...
15 комментариев 15 Просмотров4387 Рейтинг 4.9 (33 голоса)4.9

Новости

Опрос

Опрос проводится для жителей бывшего СССР

Чем закончится гражданская война на Украине?






Теги

Ukraina как геополитический
проект Запада
UKRAINA: от мифа к катастрофе альтернатива проекту Ukraina антисемитизм антихристианство армия Ассоциация с ЕС Афганистан бедность Бильдербергский клуб Ближний Восток Болгария Венгрия Виктор Янукович Владимир Путин власть ВО Свобода война вооружения ВТО выборы Газпром галицийская окрэмишньость Галиция гендерное и сексуальное геополитика Германия глобализация ГМК Украины голодомор Греция Грузия двойное гражданство деградация демография демократия денацификация Дмитрий Медведев Донбасс Евразийский союз евроинтеграция Евромайдан Европейский Союз западное общество Зона свободной торговли с ЕС идентичность идеология идеология свидомизма империя интервью искусство история как и зачем создавали мову как придумывали и создавали
украинцев
Католическая церковь Китай клуб «Альтернатива» коррупция кризис криминал Крым культура культурное единство
великорусов малорусов и
белорусов
Латвия Латинская Америка либерализм Ливия Литва литература личности манипуляция сознанием массовые беспорядки машиностроение Украины МВФ методы миграция мировой кризис мораль НАТО наука Нафтогаз неонацизм несостоявшееся государство нефть Новороссия НПО образование общество потребления общечеловеческие ценности олигархи оранжоиды ОУН и УПА Польша поэзия православие Православная церковь предательство прибалтика природный газ провокация происхождение и значение
слов москаль и Московия
происхождение и значение
слова Малороссия
происхождение и значение
слова Русь
происхождение и значение
слова украинец
происхождение и значение
слова украйна
промышленность Украины психология психология свидомого
украинца
равенство и неравенство РАСПАД революция режим Порошенко режим Януковича реформы Россия русособия Русская весна Русский Дух Русский Мiр русский национализм русский язык свобода слова Святая Русь сепаратизм Сербия Сирия система образования сланцевый газ СМИ Советский Союз сопротивление социальная солидарность социальная сфера специальные операции спецслужбы стратегия США Талергоф и Терезин Таможенный союз Тарас Шевченко терроризм Турция украинизация украинский национализм украинский неонацизм украинский язык фашизм федерализация философия финансовая система финансы Украины ФРС химпром Украины цветные революции церковь ЦРУ экономика элита энергетика Эстония этническое единство
великорусов малорусов и
белорусов
юмор
Вы находитесь здесь События Акции Дед, я тебя помню... Дети стреляющих лет