Альтернатива

  • Увеличить шрифт
  • Обычный шрифт
  • Уменьшить шрифт

РАСПАД: Ложь украинской евроинтеграции Избранное

09 Июня 2011 Андрей Ваджра Андрей Ваджра
Просмотров 23040
Оценить
(64 голоса)

«И вот на европейском горизонте появилась диковинная фигура, крестьянская физиономия, обсыпанная самой дорогой пудрой, размалеванная буржуазными красками, обмотанная шелками и с огромным мешком денег в руках. Эта странная фигура стала появляться то в одном европейском городе, то в другом, вызывая у европейцев удивление и даже замешательство, так как никто не мог понять, кто она и какой смысл имеют ее поступки… Наконец от сведущих людей европейцы стали узнавать, что это была украинская «дипломатическая миссия», которая должна была в наилучшем виде представлять перед Европой украинскую нацию... Только стыд и смех возбуждали эти миссии, посольства, комиссии - все это «представительство» атаманско-хуторянской государственности».

В. Винниченко (1920 г.)

 

Политика без использования лжи столь же немыслима, как сложная хирургическая операция без наркоза. В данном случае политический талант государственного деятеля проявляет себя в способности адекватно соизмерять правду и ложь на пути к достижению поставленных целей. Как бы резко не звучало это для уха принципиального моралиста, но в политике ложь это – абсолютная неизбежность, однако… не абсолютное зло. Ее небольшие дозы способны, как змеиный яд, стать лекарством для народа, и только неограниченное, широкомасштабное использование лжи властьимущими превращает ее демагогические излияния в духовно-психологический и социально-политический токсин, разрушающий живые ткани государства и общества.

Ложь хороша как некая укрепляющая/усиливающая добавка к чему-то, но сама по себе, в чистом, концентрированном виде она крайне нестабильный/ненадежный материал. И уж тем более она не подходит для строительства фундамента целой страны. Разрушение, причем естественным путем, основ государства, возведенного на тотальной лжи, это всего лишь вопрос времени.

После того, как вместе с Союзом рухнула и советская политическая мифология, массовое сознание жителей Украины накрыл морок «самостійної» лжи «свідомих патріотів». Творческому «корректированию», в контексте галицийского мировоззрения и западной идеологии, вначале подверглось прошлое, в нечетких очертаниях которого ярким светом преданности, мудрости и героизма неожиданно заблистали предатели, недоумки и подонки. Ничтожные персонажи, благодаря усилиям специфических «науковців» и средств массовой информации, внезапно раздулись до титанических размеров. Откровенный бред неожиданно стал незыблемой истиной. Желаемое выдавалось за действительное, а действительное либо отрицалось, либо искажалось. Неугодные факты просто замалчивалось.

В начале, во имя своих странных, пропахших нафталином фантазий, лгали «свідомі», желая втиснуть сознание целого народа в свою узкопартийную догматику. Потом их ложь была подхвачена, углублена и расширена приспособленцами всех мастей, учуявшими новую конъюнктуру, на которой можно было сделать научную либо чиновничью карьеру. Когда же ложь была поставлена на поток и обрела преемственность, ее подхватили полуграмотные глупцы, готовые биться в истерике и брызгать слюной по любому «принципиальному вопросу», с религиозным трепетом повторяя идеологическую абракадабру, туго вбитую им в голову пропагандой. Даже те, кто знал правду и понимал происходящее, молчали, дабы не получить клеймо «ворогів незалежної України».

Так было придумано «славетне українське минуле».

Воодушевленные тем, что воцарение мифологии о прошлом Украины прошло более-менее гладко, новоявленные украинские правители решили, что можно придумать и ее настоящее, благо СМИ оказались под их полным контролем. Однако здесь случился конфуз. Массы слабо воспринимали рассказы о том, как прекрасно стало жить в Украине после «национальной революции», ведь в каждодневной обыденности они сталкивались со стремительным, катастрофическим ухудшением условий жизни, развалом экономики и социальной сферы.

Фундаментальное противоречие между виртуальной и действительной реальностью не позволяло народу принять официальную пропаганду, вызывая раздражение и озлобленность. Именно поэтому первый президент «незалежної України» Леонид Кравчук, принимавший непосредственное участие в беловежском «деребане» советских территорий, не смог остаться в своем кресле на второй срок, а второй президент – Леонид Кучма смог удержать власть лишь благодаря внедрению в жизнь принципа: главное не как голосуют, а как считают голоса. О третьем украинском президенте вообще без слез говорить трудно. Дай Бог, чтобы он усидел на своем посту хотя бы первый срок.

Народ Украины своих президентов не любит и не доверяет им. Для украинских граждан глава государства – источник постоянного раздражения, объект откровенного презрения и хронической неприязни. Надо заметить, что ненависть к власти, это единственное, что традиционно консолидирует Украину. Именно благодаря этому феномену любая оппозиция, и уж тем более – непримиримая, всегда будет иметь поддержку народных масс. И не важно за что выступают оппозиционные вожди, для народа главное то, что они против власти. Именно поэтому на каждых выборах украинский электорат голосует не «за», а «против». Однако после того как горлопанистые борцы за народное счастье попадают с революционных майданов в начальственные кресла своих политических противников, они автоматически превращаются в новый объект народных проклятий. Фактически, за годы независимости, власть Украины никогда не была легитимной. Для простых граждан она всегда являлась неизбежным злом, с которым они вынуждены были мириться.

Аналогичным образом украинцы относились когда-то к своим гетманам, которых от народной ненависти защищали их личные «сердюцкие» отряды, состоявшие из сербско-немецко-польских наемников и армии татарско-турецко-польских «союзников». Как возмущенно и безапелляционно заявлял в те непростые времена малоросский народ: «гетману у нас не быть, да и старшину всю перевесить; нам было бы лучше, разоренья и измены ни от кого не было бы; а то всякий старшина, обоготясь, захочет себе панства и изменяет, а наши головы гинут напрасно» [1]. XVII век, а как актуально звучит! В те славные времена народ гетманов рвал в куски прямо на «черных радах», сейчас украинских президентов всего лишь со скандалом переизбирают. Форма разная, но суть одна и та же. История повторяется, но уже как фарс.

Таким образом, настоящее Украины оказалось слишком мрачным и неприглядным, чтобы его можно было использовать в идеологических целях. Годы независимости, так или иначе, отождествляются в массовом сознании населения с разрухой, обнищанием и упадком. Это заставило украинскую власть изобрести ложь о блестящем украинском будущем, во имя которого, украинский народ должен неопределенно долгое время приносить себя в жертву. Ведь будущего не существует, а это значит, что ложь о нем лишена очевидности, и опровергнуть ее крайне сложно, тем более, когда эта ложь сладкая и желанная для сознания рядового обывателя.

Так возникла официальная мифология украинской евроинтеграции, как главной стратегической цели Украины. С этого момента народ должен был терпеть подлость, мерзость и лживость правящей верхушки во имя надвигающейся золотой эры «европейского выбора».

Наверное, самым удивительным достижением украинских «евроукраинцев», является их «научное открытие» относительно того, что Украина представляет собой подлинно европейское государство, а украинцы – истинных европейцев. Благодаря этому эпохальному идейному приобретению начала 90-х годов XX в., на свет появилась в тяжелых муках творчества идея евроинтеграции, реализация которой, по глубокому убеждению наиболее авангардно мыслящих украинских интеллектуалов, позволит вернуть Украину в лоно Европы, откуда она была безжалостно вырвана русским царизмом и советским тоталитаризмом.

Самое забавное, что весь этот бред никто даже не удосужился хоть как-то обосновать. Впрочем, это и понятно, ведь сделать это крайне сложно. Тут надо как минимум подгонять историю под партийную идеологию. При этом не только историю Украины, это «свідома» украинская интеллигенция научилась делать давно, но и историю Европы, что может быть неверно понято нашими «европейскими братьями». Поэтому всем гражданам Украины просто было велено считать себя отныне европейцами. Слава Богу, научная общественность ненужных вопросов задавать не стала, простой народ это вообще не интересует, а поэтому страстные фантазии «евроукраинцев» о европейскости Украины, растиражированные СМИ, благополучно усвоились общественным сознанием.

Вместе с тем, мысль о том, что Украина является составной частью западной цивилизации, настолько глубоко потрясла нашу политическую элиту, что она фактически в полном составе (за редким исключением) восприняла ее почти с религиозным трепетом, устроив настоящие соревнования в плане того, кто является наиболее подлинным и последовательным сторонником «продвижения Украины в Европу». Вот уже пятнадцать лет с высоких трибун раздаются пламенные заверения в том, что Украина достигнет «великой цели» – станет членом Европейского Союза. И их можно сравнить лишь с теми пламенными клятвами верности «делу коммунизма», которому советские трудящиеся были преданы до 1991 года. Здесь тот же стиль, та же логическая структура лозунгов и официальных речей, приспособленных к новым условиям.

Все это можно понять. Любой народ должен иметь Великую Цель (Идею) ради которой он живет. Во времена Российской империи, в соответствии с идеологическим канонам, ее православные народы были носителями истинной веры, представляя собой народ, который через осуществление своего исторического пути, через некий коллективный духовный акт, самопожертвование, должен был указать человечеству единственно верную дорогу к спасению. Как писал Федор Михайлович Достоевский: «Вера в то, что хочешь и можешь сказать последнее слово миру, что обновишь наконец его избытком живой силы своей, вера в святость своих идеалов, вера в силу своей любви и жажды служения человечеству, - нет, такая вера есть залог самой высшей жизни нации…» [2].

Во времена Советского Союза, Великой Целью стала не менее мессианская задача – построение коммунизма, справедливого общества, в котором человек сможет подняться на принципиально новый уровень развития и, реализовав себя, обрести свою действительную человеческую природу. Эта Идея несла в себе такую духовную мощь, что стала реальной альтернативой господствующим на Западе ценностям, наполнив смыслом души миллионов людей, строивших и защищавших свой Новый Мир.

Когда Украина обрела независимость, ее элита также сформулировала Великую Цель для своего народа – вступление в ЕС (где, как ему пояснили, «очень высокий уровень жизни»). Надо признать, что звучит она примерно так же, как призыв к походу в ближайший гастроном за водкой и колбасой. Впрочем, идея хорошо поесть и выпить, наиболее ясна и актуальна для украинских граждан, утомленных бесконечными реформами и нескончаемыми кризисами. Тем более что т.н. «европейские ценности» для рядового обывателя не только Украины, но и всего постсоветского пространства, были всегда не чем иным, как забитыми барахлом и жратвой стеллажами в супермаркетах.

При этом, интересно то, что «стратегический курс на евроинтеграцию» правящая украинская верхушка выбирала примерно так же, как простые граждане Украины выбирают своих президентов. Вопросы «зачем?» и «что это даст?», даже не ставились. «Мы идем в Европу, потому, что мы идем в Европу»! И все! Баста! Точно так же не было даже робкой попытки просчитать последствия вступления в Евросоюз. Априорно ЕС воспринимался и воспринимается «евроинтеграторами» как земное воплощение райских кущ, в которых необходимо оказаться любой ценой. Мнение граждан, при этом, вообще никого не интересовало.

Итак, если верить представителям нашей «свідомої» интеллигенции, искренне убежденной в своем европейском происхождении, Украина должна восстановить историческую справедливость и во что бы то ни стало «просунутися» в Европу.

В связи с этим, непрерывная болтовня «евроукраинцев» была дополнена решительными, энергичными и напористыми действиями власти, направленными на практическую реализацию «вековых евроинтеграционных чаяний украинского народа», в лице Леонида Кучмы, впервые заявившего о своем «европейском выборе» в 1999 году в своей инаугурационной речи после избрания президентом на второй срок. Именно тогда в госструктурах начался интенсивный «движняк» по подготовке вступления Украины в ЕС. В конце концов, взрыв кропотливой номенклатурной возни увенчался небывалым успехом (с точки зрения канцелярской роботы), – планом полной и бесповоротной интеграции страны в Европейский Союз.

В соответствии с посланием Кучмы к Верховной Раде «Европейский выбор. Концептуальные основы стратегии экономического и социального развития Украины на 2002 - 2011 годы» Украина должна была обрести членство в ВТО в 2002 - 2003 году, подписать с Евросоюзом соглашение об ассоциации в течение 2003 - 2004 гг., тогда же договориться с ЕС о создании зоны свободной торговли, а в 2005 - 2007 гг. заключить таможенный союз, что в целом создало бы необходимые предпосылки для вступления Украины в Евросоюз к 2011.

Для реализации этого плана, в конце 2003 года Кучма подписал Указ «О государственных программах по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины на 2004 - 2007 годы». При этом он призвал к более активным усилиям при осуществлении курса Украины на европейскую интеграцию, подчеркнув, что «нам нужно усилия в этом направлении удвоить или утроить, а в диалоге с Европейским Союзом быть более настойчивыми, стойкими, прагматичными, не прибегать безосновательно к риторике и не останавливаться перед трудностями».

Трудности украинских чиновников не испугали. Вышеуказанный план евроинтеграции был успешно провален. Не смотря на это, Леонид Данилович не унывал и продолжал с завидным упорством убеждать европейцев в том, что «будущий европейский дом не будет удобным, если там не будет Украины». Все украинские чиновники и политики как китайские болванчики одобрительно кивали головами, создавая необходимый консенсус для коллективного рывка в сторону прекрасного и удивительного мира супермаркетов.

По поводу вышеуказанных государственных усилий, 20 мая 2002 года известный польский политолог Здислав Найдер на страницах газеты «Речь Посполита» («Rzeczpospolita») язвительно заметил: «Так называемый европейский выбор Украины это не что иное, как декларация, за которой никогда не шли ни изменения в строе, ни результаты в экономических реформах. Из Брюсселя Украина выглядит как невыразительный придаток России».

Впрочем, я не стал бы «вешать всех собак» за провал украинской евроинтеграции лишь на украинских чиновников, искренне мечтающих интегрироваться в богатую и счастливую евросоюзную номенклатуру, и уж тем более на Леонида Кучму, сделавшего для «просування» Украины в Европу больше, чем все украинские политики вместе взятые.

Дело, в общем-то, ни сколько в неумении Украины интегрироваться, сколько в нежелании Европы ее интегрировать. Надо быть слепым, глухим и тупым одновременно, чтобы не замечать как последние годы европейцев, начала беспокоить неуёмная страсть правящей украинской верхушки (как во времена Кучмы, так и сейчас) к геополитическому перемещению. Если раньше в Европе лишь растерянно улыбались, услышав в очередной раз о том, что «Україна – європейська держава», то теперь, настойчивым представителям «родни» с востока корректно дают понять, что Европейский Союз намерен обойтись без Украины. Но и это не умеряет пыл украинских делегаций, которые на проявления подобного непонимания шумно обижаются, неустанно повторяя о своем «европейском выборе». Судя по последним высказываниям высокопоставленных особ ЕС, их терпение на пределе, в связи с чем, возникает впечатление, что скоро, забыв о своей европейской корректности, они начнут использовать ненормативную лексику, для того, чтобы четко указать в каком направлении необходимо «просуватися» навязчивым и неугомонным «европейцам» из Украины.

Однако не все видят очевидное. Когда вожди «помаранчевої революції» взошли на подиум Майдана, из их уст не переставали сыпаться обещания того, что вопрос вступления Украины в ЕС будет решен чуть ли не в ближайшие месяцы, стало совершенно ясно, что «цирк уехал, а клоуны остались». Преемственность стратегического внешнеполитического курса была бережно сохранена. Как заявил 8 октября 2004 года на брифинге замглавы администрации президента Украины Василий Базив, «европейский выбор – это выбор президента Кучмы, и он выражает убежденность, что его преемник будет продолжать воплощать этот стратегический политический курс, которому нет альтернативы». Почему ему нет альтернативы (?), чиновник не разъяснил. Впрочем, глупость не нуждается в обосновании.

Как бы там ни было, пророчество Леонида Даниловича сбылось. В январе 2005 года Ющенко посетил Страсбург, и, выступив на трибуне ПАСЕ, прямо заявил о том, что новое украинское руководство хотело бы как можно быстрее получить «зеленый свет» на присоединение Украины к Евросоюзу. Однако европейские парламентарии отнеслись к этому страстному желанию нового украинского лидера холодно. Не отрицая того, что они готовы «приближать Украину к ЕС», ими было в очередной раз подчеркнуто, что Украина «должна еще пройти довольно длинный путь, к этому нужно относиться реалистически».

Оказывая информационное и психологическое давление и на Европарламент, и на правительства государств ЕС, представители украинской, польской и литовской делегаций воодушевленно надеялись, что во имя идеалов «помаранчевої революції» им назовут хотя бы приблизительные сроки приема Украины в Евросоюз. При этом Ющенко выражал надежду, что с Украиной заключат ассоциированное соглашение, которое станет предпосылкой ее вступления в ЕС уже в 2007 году (!). Однако Западная Европа не дрогнула под бешеным натиском украинских евроинтеграторов и их восточноевропейских друзей.

В чем же причина такого откровенного негостеприимства? Ответ очевиден – Украина никогда не была частью Европы, а мы, украинцы, никогда не входили в сообщество европейских народов. Чтобы оспорить это, апологеты «европейского выбора» развернут географические карты, дабы доказать обратное, но дело как раз в том, что «Европа» не является географическим понятием.

Еще Н. Данилевский в позапрошлом веке с удивлением вопрошал: «…может ли быть признано за Европой значение части света – даже в смысле искусственного деления, основанного единственно на расчленении моря и суши, - на взаимно ограничивающих друг друга очертаниях жидкого и твердого? Америка есть остров; Австралия – остров; Африка – почти остров; Азия вместе с Европой так же будет почти островом. С какой же стати это цельное тело, этот огромный кусок суши, как и все прочие куски, окруженные со всех или почти со всех сторон водой, разделять на две части на основании совершенно иного принципа?» [3].

Действительно, почему именно ничтожные по своим масштабам Уральские горы являются тем рубежом, который формально отделяет Европу от Азии? Почему для этого не годятся, к примеру, Карпаты, Тянь-Шань или грандиозные Гималаи? В том-то и дело, что реальное обособление Европы в ее современных пространственных рамках произошло не по географическим признакам, а в соответствии с цивилизационной принадлежностью народов ее населяющих.

Чтобы расставить все точки над «і», в вопросе о том, какие народы относятся к западной цивилизации, обратимся к мнению авторитетного представителя американских академических кругов, профессору Гарвардского университета, директору Института стратегических исследований им. Дж. Олина при Гарвардском университете С. Хантингтону [4]. В статье «Столкновение цивилизаций?», а затем в своей книге под тем же названием, но уже без вопросительного знака, исследуя природу цивилизаций, он пришел к выводу, что: «Мы можем определить цивилизацию как культурную общность наивысшего ранга, как самый широкий уровень культурной идентичности людей» [5]. При этом: «Цивилизации определяются наличием общих черт объективного порядка, таких как язык, история, религия, обычаи, институты, - а также субъективной самоидентификацией людей» [6]. Поэтому-то Европа это не континент, а составная часть западной цивилизации – совокупность народов с общей историей, культурой, ценностями, ментальностью, идентичностью и т.п. Европа это - пространство, на котором европейские нации активно взаимодействуя, творят свою общую судьбу.

НО ПРИЧЕМ ЗДЕСЬ УКРАИНА? Какое отношение она имеет к европейской в частности и западной вообще – истории, культуре, религии, ценностям, ментальности, идентичности и т.д.? Что общего у нее с коллективной судьбой европейских народов или западной цивилизацией в целом? Наши неугомонные «евроукраинцы», конечно же, могут считать себя европейцами, но сомнительно, чтобы их мнение кого-то интересовало в самой Европе, где украинцев европейцами никогда не считали, не считают и считать не будут. Более того, в Европе простые граждане вообще не знают что такое «Украина».

Выделив семь мировых цивилизаций: западную, конфуцианскую, японскую, исламскую, индуистскую, православно-славянскую, латиноамериканскую и африканскую, С. Хантингтон четко очертил цивилизационный периметр Запада. По его мнению, он включает в себя «Европу, Северную Америку, а также страны, населенные выходцами из Европы, то есть Австралию и Новую Зеландию» [7]. Причем на Евразийском континенте восточная граница Запада совпадает с восточной границей западного христианства, которая сформировалась к 1500 г. Вот что он об этом пишет:

«О ком следует думать как о европейцах, и, следовательно, считать потенциальными членами Европейского Союза, НАТО и подобных организаций? Наиболее ясный ответ, против которого трудно возразить, дает нам линия великого исторического раздела, которая существует на протяжении столетий, линия, отделяющая западные христианские народы от мусульманских и православных народов. Эта линия определилась еще во времена разделения Римской империи в четвертом веке и создания Священной Римской империи в десятом. Она находилась примерно там же, где и сейчас, на протяжении 500 лет. Начинаясь на севере, она идет вдоль сегодняшних границ России с Финляндией и Прибалтикой (Эстонией, Латвией и Литвой); по Западной Белоруссии, по Украине, отделяя униатский запад от православного востока; через Румынию, между Трансильванией, населенной венграми-католиками, и остальной частью страны, затем по бывшей Югославии, по границе, отделяющей Словению и Хорватию от остальных республик. На Балканах эта линия совпадает с исторической границей между Австро-Венгерской и Оттоманской империями. Это – культурная граница Европы, и в мире после «холодной войны» она стала также политической и экономической границей Европы и Запада.

Таким образом… Европа заканчивается там, где заканчивается западное христианство и начинаются ислам и православие. Именно такой ответ хотят услышать западные европейцы, именно его они в подавляющем большинстве поддерживают sotto voce [8], именно такой точки зрения открыто придерживается большая часть интеллигенции и политиков» [9].

Не правда ли, четко, лаконично и однозначно? По свидетельству С. Хантингтона, весной 1994 года Евросоюз принял предварительное решение «не пускать в свои ряды все бывшие советские республики, кроме прибалтийских» [10].

В этом контексте можно отметить, что еще в 2002 году в интервью голландской газете «Фольксрант», президент Еврокомиссии Романо Проди, заявил, что Украине и Молдове нет места в расширенном ЕС. Более того, по его мнению, вообще нет никаких оснований говорить даже о потенциальной возможности вступления этих стран в Евросоюз. А по поводу того, что «украинцы или армяне чувствуют себя европейцами», глава Еврокомиссии саркастично заметил, что «это ровным счетом ничего не значит, потому что точно также европейцами чувствуют себя новозеландцы». В мае 2004 года находясь в Дублине, Проди подтвердил сказанное им ранее, опять категорически заявив, что Украина (как и Беларусь) не имеет ни малейшего шанса стать членом Европейского Союза.

В июне 2003 года Советом Евросоюза была официально утверждена «Концепция расширенной Европы», которая фактически констатировала наличие географических границ Европейского Союза. В связи с этим событием, Романо Проди и Крис Патен заявили, что «стратегия расширения не может продолжаться вечно, иначе до чего мы дойдем? До Союза, который охватит уже и Новую Зеландию?..».

Исходя из того, что смысл и назначение «Концепции расширенной Европы» поймут не все страждущие интегрироваться, комиссар Евросоюза по вопросам внутреннего рынка, налогообложения и таможенного союза Фриц Болкестайн в своей книге, «Пределы Европы», вышедшей в конце 2003 года, убедительно обосновал нецелесообразность и невозможность вступления в ЕС России, Украины, Беларуси и Молдовы. При этом он подчеркнул, проявляя бесчувственность к чаяниям «евроукраинцев», самоотверженно поднявшим знамя евроинтеграционной борьбы, что Украина, Беларусь и Молдова должны быть «буфером» между Европейским Союзом и Российской Федерацией.

Однако, несмотря на все усилия высокопоставленных чиновников ЕС донести до украинских политиков ту простую мысль, что Евросоюз не резиновый и Украину в нем никто не ждет, украинцы «европейского происхождения» продолжили неистово биться головой о глухую европейскую стену неутомимо скандируя на всех международных уровнях: «е-вро-интег-ра-ция! е-вро-интег-ра-ция! е-вро-интег-ра-ция»!

Не желая ничего слышать о бесперспективности своих евроинтеграционных потуг, «евроукраинцы» не только глубоко обиделись на вышеприведенные высказывания главы Еврокомиссии Романо Проди о том, что Украина не имеет ни малейшего шанса стать членом Европейского Союза, но и заявили, что эти кощунственные, можно сказать украинофобские слова, всего лишь его личное мнение. Ведь на самом деле вся Европа просто спит и видит, когда Украина вступит в ЕС!

Однако эти мажорные тональности были нарушены в мае 2004 года комиссаром Еврокомиссии по вопросам расширения ЕС Гюнтером Ферхойгеном, который на встрече с немецкими журналистами в Брюсселе заявил, что в обозримом будущем бывшие советские республики в состав Европейского союза не войдут. По его словам, «Брюссель предложит России, Беларуси, Украине и Молдове углубить взаимодействие, вполне возможно, вплоть до вхождения ряда государств в европейский внутренний рынок», однако вопрос о присоединении этих стран к ЕС ставиться не будет.

Перед этим, 13 апреля 2004-го, в немецком издании «Die Tageszeitung», была опубликована статья под названием «Украина должна остаться за бортом», в которой речь шла о том, что Еврокомиссия начала переговоры об улучшении отношений с некоторыми средиземноморскими государствами, а также с Молдовой и Украиной. Однако переговоры быстро зашли в тупик, потому что стороны не нашли, чего еще можно достичь, помимо уже существующих соглашений, предусматривающих существенное облегчение торговли. При этом в статье обращалось внимание на заявление председателя Комиссии Проди, по поводу того, что соседи могут получить все, кроме институтов ЕС. Т.е. в среднесрочной перспективе соседние государства имеют шанс стать частью общего европейского рынка, но при этом они не будут иметь собственных комиссаров в Брюсселе и депутатов в Европарламенте.

В обмен на эти преференции, также писалось в статье, «кольцо друзей» (в рамках вышеупомянутой «Концепции расширенной Европы»), на самом деле должно стать тройным кольцом безопасности. В первую очередь, ЕС заинтересован создать буфер для наплыва беженцев в Центральную Европу (в соглашениях с ЕС о возвращении беженцев предусмотрено, что государства-соседи должны будут взять на себя эти функции). Второе кольцо должно расширить зону экономического процветания (что является крайне фантастической задачей, если учитывать, что Молдове, к примеру, ВВП на душу населения составляет 400 евро, а в Люксембурге - более 50 тысяч). Третье кольцо должно защищать счастливую и процветающую Европу от терроризма и международной преступности [11].

Иначе говоря, максимум, что могут предложить Украине европейцы, это стать геополитической «прокладкой», абсорбирующей идущие с востока нелегальную миграцию, наркотики, международную организованную преступность и т.п. Именно для этого была придумана «Концепции расширенной Европы», в соответствии с которой, «соседи», став своеобразным «восточным валом», могут в будущем войти в общий рынок Евросоюза, но не могут получить политические права, т.е. иметь своих депутатов в парламенте ЕС и комиссаров в его исполнительных органах, а так же принимать участие в заседаниях Совета.

Как уже было сказано, новый пароксизм евроинтеграционного маразма случился после «оранжевой революции», когда страна просто окунулась в мутный поток разнообразной лжи. Оранжоидные вожди почему-то решили, что это не Украину, а лично Кучму не пускали в ЕС, а поэтому у них, истинных кучмаборцев, Европа в кармане. Уже в январе 2005 года президент Виктор Ющенко заявил, что Украина намерена подать в ближайшее время заявку на вступление в ЕС.

Однако пыл оранжевых евроинтеграторов европейцы быстро остудили.

После бесплодных «дерганий» украинской делегации на вышеупомянутом январском заседании ПАСЕ, в конце апреля 2005 года, комиссар Еврокомиссии по внешним отношениям Бенита Ферреро-Вальднер призвала не спекулировать на возможной интеграции Украины в ЕС, рекомендовав украинским властям не подавать заявку о членстве из-за бессмысленности подобного шага. После этого, в феврале 2006, в интервью немецкой газете «Die Welt», заместитель председателя Еврокомиссии Гюнтер Ферхойген в очередной раз заявил о том, что «через 20 лет все государства Европы будут членами ЕС, за исключением тех стран бывшего СССР, которые в данный момент не входят в Евросоюз».

Думаете это заставило задуматься наших славных евроинтеграторов, явно обалдевших от собственной пропаганды? Ничуть. Похоже, способность думать, не присуща представителям украинского МИДа. По поводу вышеприведенных высказываний Ферхойгена министерство иностранных дел Украины выразило недоумение, а в апреле этого года Борис Тарасюк, самоотверженно заявил о необходимости подачи Украиной заявки на членство в Европейском Союзе в 2006 году. По его мнению, несмотря на то, что некоторые представители Европейского Союза просят этого не делать, Киев просто обязан подать заявку, так как более 50% граждан Европейского Союза поддерживают вступление Украины в ЕС.

4 мая, в Вильнюсе на международной конференции «Общее видение общего соседства», с обидой в голосе, Виктор Ющенко вновь высказал претензии в адрес Европейского Союза, заявив, что «Украина не может оставаться в неизвестности между Востоком и Западом. ЕС должен быть открыт для тех, кто четко выбрал свое будущее и многое сделал для претворения в жизнь принципов демократии, утверждения верховенства права, принципов свободной экономики». При этом он подчеркнул, что украинские граждане «хотят жить по европейским стандартам», а посему они надеются получить «четкий сигнал из ЕС о том, что философия наших отношений опирается на философию открытых дверей».

Однако все попытки Ющенко «прорубить дверь в Европу», дабы украинцы, наконец, начали жить «по европейским стандартам» не увенчались успехом. Представители ЕС продолжили оказывать упорное сопротивление настырным евроинтеграторам, периодически переходя в контрнаступление. Понимая, что руководство МИД Украины пребывает в невменяемом состоянии под воздействием своих собственных параноидных идей, чиновники Евросоюза решили еще раз донести свою позицию по поводу украинской евроинтеграции непосредственно Виктору Андреевичу. Очевидно, они не знают, той простой истины, что «хрен редьки не слаще». Во время празднования 22 мая 2006 года в Киеве «Дня Европы», Первый секретарь Представительства Европейской комиссии в Украине Дирк Шюбель лично проинформировал вождя «оранжевой революции» о невозможности вступления Украины в Евросоюз. Чтобы не создавать нервозной обстановки на столь светлом празднике, Шюбель заверил украинского гаранта в том, что Украина территориально находится в Европе, однако при этом мягко заметил, что говорить о перспективах ее членства в ЕС рано. Очевидно, чтобы Ющенко не впал с горя в депрессию, Шюбель деликатно добавил, что существующие на данный момент украинско-европейские соглашения не исключают перспективу членства Украины в ЕС в будущем. Но вот когда это будущее наступит, увы, Дирку Шюбелю абсолютно неизвестно.

Не менее четко по поводу вхождения Украины в Евросоюз высказались и государственные деятели европейских стран-основателей ЕС. Так 11 апреля 2006 года министр иностранных дел Нидерландов Бернард Бот направил в парламент письмо, в котором подчеркнул, что «ЕС не должен предлагать членство ни одному новому государству». С позицией министра во время дебатов в парламенте согласились все главные политические партии. При этом тогда же, в апреле 2006 года, в одном из интервью голландский министр по европейским делам Ацо Никола недвусмысленно заявил, что относительно Украины Европейское сообщество должно пока ограничиться обещаниями.

На аналогичных позициях стоит и канцлер Германии Ангела Меркель. «Мы должны определиться, как можно тесно сотрудничать с нашими соседями так, чтоб не обязательно каждый из них становился членом ЕС», - заявила она во время дискуссии с участниками общенемецкой встречи католиков в городе Саарбрюкен 26 мая 2006 года. По поводу того, что к ЕС хотят присоединиться Украина, Молдова и много других стран, Меркель сказала: «Я думаю, мы с этим не справимся, это испугает людей».

Как можно заметить, в Евросоюзе Украину европейским государством не считают (в лучшем случае – элементом внешнего периметра безопасности). И это понятно, ведь современная Европа – это не только общее культурное и историческое наследие (к которому наша страна не имеет никакого отношения), но и единые стандарты. Прежде всего, эти стандарты касаются экономического развития европейских стран и уровня жизни европейцев. И чтобы попасть в ЕС, необходимо хоть как-то соответствовать этим стандартам, т.е. быть такими же богатыми и счастливыми (например, в Украине средняя зарплата составляет около 2% средней зарплаты в Дании). Сомнительно, что кто-то, находясь в здравом уме и твердой памяти, может заявить, что Украина этим стандартам соответствует, или будет соответствовать в ближайшие десятилетия.

Далее. «Евроукраинцы» так увлечены стремлением попасть на свою историческую Родину, воссоединиться с когда-то трагически утраченной европейской семьей, что совершенно не хотят обращать внимание на тот факт, что не все члены ЕС получают одинаковые привилегии и выгоды от пребывания в данной организации. Как заявляют многие эксперты в самой Европе, безусловный выигрыш от создания Евросоюза имеют только правящие финансово-политические группы Германии и Франции, маленькие европейские страны со слабой экономикой не получают тех выгод, на которые рассчитывали. Абсурдность сложившейся ситуации такова, что даже в самом ЕС не все четко осознают, чем на самом деле является эта организация.

Украинцы «европейского происхождения» так до сих пор и не поняли, что богатые государства, создавшие Евросоюз, и входящие в так называемый «золотой миллиард», стали богатыми не из-за своего членства в ЕС, они достигли высокого уровня жизни еще до возникновения этой организации. И создавался Евросоюз не из идеалистических соображений, а только лишь во благо меркантильной целесообразности. Это не великое братство народов, как кажется некоторым украинским романтикам, а объединение производителей, торгашей и потребителей, которое должно сделать их сильнее неевропейских конкурентов. Именно поэтому можно посоветовать тем украинским политикам, которые бредят Европейским Союзом, внимательно изучить проект конституции ЕС и условия членства, которые свидетельствуют как раз о том, что далеко не всем странам Европы выгодно такое членство. Наверное, не случайно Швейцария, Норвегия, Исландия и Лихтенштейн до сих пор наотрез отказываются от предложения вступить в данную организацию, а французы и голландцы 29 мая и 1 июня 2005 года на общенациональных референдумах отвергли евроконституцию. Из 25 членов ЕС на данный момент только 13 государств одобрили основной закон Союза, при этом в Германии она была принята лишь только потому, что правящие круги этой страны не рискнули выносить конституцию на общенациональный референдум, а потащили ее через парламент. В связи с этим возникает закономерный вопрос: если (как утверждает пропаганда) Евросоюз это почти рай земной, то почему в него так сложно затащить европейские народы?

Чтобы получить представление о всех прелестях членства в ЕС, украинцам «европейского происхождения» стоит скрупулезно изучить опыт Польши, одной из наиболее развитых стран Восточной Европы, чьи евроинтеграционные успехи преподносятся в Украине в качестве эталона.

В конце 1989 - начале 1990 года, Польша, первая среди постсоветских стран приступила к радикальным экономическим реформам в форме так называемой «шоковой терапии». Суть этих реформ была крайне проста – приватизация прибыльных государственных предприятий и ликвидация неприбыльных (с точки зрения «европейских стандартов»). Фактически в течение 15 лет Польша была продана, как говорится, с потрохами западным финансовым и промышленным структурам примерно за 73 млрд. долларов США (!) [12]. Главными приватизаторами польской экономики (более 70% общего объема прямых иностранных инвестиций) стали транснациональные корпорации со штаб-квартирами во Франции, США, Германии и Нидерландах.

Вплоть до конца 1998 года иностранцы наиболее активно скупали промышленность, особенно пищевую, автомобильную, деревообрабатывающую, полиграфическую. Так же западными компаниями была благополучно приватизирована на корню телекоммуникационная отрасль Польши. Затем в их руках оказалась сфера услуг, прежде всего финансовых (вследствие приватизации государственных банков и допуска иностранных инвесторов в секторы страхования и пенсионного обеспечения). На данный момент доля иностранного капитала в польской банковской сфере превышает 70%.

Сейчас большой интерес западные компании проявляют к энергетической системе страны в связи с предстоящей ее приватизацией. Польское правительство планирует продать 17 электростанций, 19 теплоэлектростанций и 33 электросети, а так же газораспределительную компанию PGNiG. Кроме этого в скором времени будет приватизирована государственная железная дорога.

Финансово-экономическому захвату Польши, прежде всего, способствовало польское законодательство (в частности, Торговый кодекс, закон об экономической деятельности и другие) предоставившее иностранному капиталу особые условия – общий с национальными компаниями налоговый режим (с низкими налоговыми ставками) и режим регулирования трудовых отношений. Иностранные компании вправе вывозить капитал, а также покупать предприятия в любых секторах экономики.

К 2000 году все, что транснациональные корпорации хотели скупить в Польше, они скупили, и поток инвестиций внезапно иссяк. К 2003 году, в иностранных руках оказались предприятия, на которые приходилось почти 57 % всего польского экспорта и свыше 60 % импорта.

Среди украинских «фахівців» принято считать, что чем быстрее все экономические объекты Украины будут проданы ТНК, тем скорее расцветет украинская экономика, а простой народ заживет сыто и счастливо. Опыт Польши (и всей Восточной Европы в целом) эту чушь полностью опровергает.

Прежде всего, с самого начала польских «рыночных преобразований» в стране начал стабильно возрастать дефицит торгового баланса и дефицит текущего оборота платежного баланса на фоне хронического бюджетного дефицита, который особенно резко обострился после завершения большой приватизации, когда правительству уже нечего было продать, чтобы наполнить бюджет. Если в 2000 г. бюджетный дефицит Польши составил 15,4 млрд. злотых, то в 2001 г. увеличился до 32,4 млрд., в 2002 г. до 39,4, а в 2004 г достиг 45,5 млрд. злотых (11,5 млрд. дол. США или 9,9 млрд. евро).

Внешний долг Польши за годы «рыночных реформ» направленных на достижение экономических евростандартов вырос до 92 миллиардов евро [13], а государственный долг в 2005 году перевалил через отметку 50% ВВП (!) и начал в 2006 г. приближаться к 60 %, что фактически создало реальную угрозу национального дефолта [14].

Особенное внимание украинским «евроинтеграторам» рекомендую уделить сельскому хозяйству евроинтегрированной Польши (в нем занято 20% всего трудоспособного населения страны), на котором более всего сконцентрировалась регулятивная политика Евросоюза, постепенно доводящая сознание польских крестьян до революционного экстаза.

И это не случайно. Ведь именно на селе, после либеральных реформ по схемам чиновников ЕС, сложилась особо бедственная социальная ситуация. Там, на данный момент работу имеет лишь каждый пятый крестьянин. Латентная безработица в сельском хозяйстве достигает уровня 1-1,5 млн. человек. При этом многие эксперты считают, что следующая волна планируемых ЕС структурных реформ сельского хозяйства Польши вообще лишит этих людей всяких средств к существованию, так как из 2,4 млн. польских крестьянских хозяйств, в лучшем случае, выживут в условиях свободной конкуренции в рамках общего рынка ЕС лишь около 900 тысяч.

По данным министерства сельского хозяйства Польши, на данный момент 50% сельских хозяйств страны не производят продукцию на продажу, 27% реализуют не более 40% своей продукции, 6% - реализуют более 61%, и только 2% продают на рынке 81% продукции. Хозяйства с размером пашни до 10 га являются неэффективными с точки зрения затрат труда. Поляки, работающие в 1,5 млн. крестьянских хозяйств имеют доход, равный пособию по безработице. По свидетельству экспертов, уже сейчас фактически нежизнеспособны 26 % сельских хозяйств Польши.

Таким образом, подавляющее большинство польских крестьян производит продукцию лишь для того, чтобы себя прокормить, и только принадлежащая им земля пока позволяет избежать полной нищеты. Необходимо учитывать и то, что как Польша, так и новые восточноевропейские члены ЕС в целом, оказались в неравных условиях конкурентной борьбы на сельскохозяйственном рынке. Дело в том, что на данный момент объем прямых финансовых дотаций Евросоюза сельскому хозяйству своих новых восточноевропейских членов составляет лишь 25% от объема помощи фермерам Западной Европы. Создание одинаковых условий для «новых» и «старых» членов ЕС предполагается только в 2013 году. Однако сомнительно, что бoльшая часть сельского хозяйства Польши, как и других стран Восточной Европы, доживет до этого счастливого момента. Полное открытие их внутренних рынков приведет в ближайшие годы к массовому разорению их земледельцев, которые не смогут конкурировать с дешевой сельхозпродукцией дотационных стран Евросоюза.

Необходимо упомянуть и угольную промышленность Польши. В свое время экспорт угля в Европу и Советский Союз составлял основу внешней торговли этой страны. Однако с целью приведения данной отрасли в соответствие со стандартами ЕС, польское правительство провело ее реструктуризацию, заключавшуюся в закрытии убыточных шахт и сокращении работников. В целом, в рамках программы реструктуризации планируется закрыть 30 из 53 действовавших шахт. К 2010 ежегодная добыча угля Польшей будет сокращена до 90 млн. тонн, к 2020 – до 80 млн.

Несмотря на массовые протесты, польское правительство последовательно и методично закрывает шахты и увольняет шахтеров.

Аналогичный удар либеральных реформ пришелся и по польской металлургии.

Переход Польши на евростандарты в экономике и социальной сфере, непосредственно коснулся не только крестьян, шахтеров и металлургов, а всего населения. Безработица в этой стране сейчас составляет 20 %, а среди молодежи она достигла уровня 41 %. Пособия по безработице невелики и выплачиваются только в самых крайних случаях, социальные программы сокращаются и искореняются как экономическое зло.

Величина ВВП на душу населения в Польше составляет 46% от среднего для ЕС уровня. По оптимистическим прогнозам этот показатель достигнет среднеевропейского лишь где-то через 30 лет. Согласно исследованию, проведенному Варшавским университетом в 2004 году, 40% польских семей не способны обеспечить даже свои основные потребности.

В октябре 2004 года, специалистами Лаборатории общественных исследований, по заказу газеты «Rzeczpospolita», было проведено социологическое исследование, которое должно было выявить мнение простых поляков о последствиях вступления Польши в Евросоюз. Как оказалось, большинство граждан этой страны не испытывает восторга по поводу того, что давняя мечта польских чиновников и политиков попасть в ЕС наконец осуществилась. Проявляя поразительное непонимание всей важности исторического момента, респонденты констатируют рост цен, снижение уровня жизни, отсутствие позитивных перемен в экономике. По их мнению, вступление Польши в ЕС также не улучшило положения в системе национального здравоохранения и образования.

На рост цен жалуются 93% опрошенных, 54% заявляют, что у них снизился уровень жизни. Парадоксально, но исследование показало, что после вступления в Евросоюз польские чиновники стали брать больше взяток. Об этом заявляют 55% респондентов. «Пессимизм в оценке собственной ситуации соседствует с отрицательной оценкой положения государства после вступления в ЕС», - резюмируют социологи. Так, 27% опрошенных полагают, что положение в польской экономике после 1 мая 2004 года (дата, когда Польша стала полноправным членом Евросоюза) ухудшилось. 21% говорят об улучшении, а 40% не видят разницы. 52% поляков убеждены, что вступление в ЕС только навредило отечественному здравоохранению. Противоположного мнения придерживаются только 3% респондентов.

Не трудно заметить, что массовый энтузиазм по поводу членства Польши в Евросоюзе напрочь отсутствует. И это не случайно, ведь как утверждает статистика, в 2005 году в Польше 17% населения находится за чертой бедности. Именно поэтому не сложно прогнозировать дальнейший рост пессимизма поляков по данному вопросу. Очевидно, у них, наконец, созрело понимание того, что интересы транснациональных корпораций не совпадают с интересами простого народа, о чем наглядно свидетельствует затяжной и широкомасштабный социальный конфликт, потрясающий Польшу уже не первый год. Похоже на то, что и украинцам придется со временем понять ряд простых, но очень важных истин, которые уже осознали восточноевропейские крестьяне, рабочие, шахтеры, врачи, учителя и другие слои общества, за счет которых проводились либеральные экономические преобразования, подготовившие страну к вступлению в ЕС [15].

О негативном отношении поляков к либеральным реформам и евроинтеграции свидетельствует тот факт, что на парламентских и президентских выборах 2005 года победила партия «Право и справедливость», относящаяся с неприязнью к рыночным реформам последних 15 лет и высказывающая некоторые сомнения относительно целесообразности нахождения Польши в ЕС.

Закончив свой скорбный рассказ о Польше, хочу подчеркнуть, что суть ее «рыночных реформ» и последствия вступления в Евросоюз являются стандартными для всех стран бывшего социалистического лагеря (с той или иной национальной спецификой). Каждая из них, без исключения, имеет свою историю разграбления, упадка и обнищания.

В 2005 году «Европейский Банк Реконструкции и Развития» опубликовал свое ежегодное исследование экономической ситуации в 27 странах Центральной и Восточной Европы и СНГ. В нем утверждается, что в Восточной Европе на данный момент около 134 миллиона человек страдают от безработицы и нищеты. В новом же докладе Программы развития ООН говорится о том, что в странах Восточной Европы и СНГ более 60 млн. людей живут менее чем на два доллара в день. Примерно 25% жителей региона не доживают до 60 лет. Хотя у меньшинства населения восточноевропейских стран действительно происходит рост доходов, для подавляющего большинства реформы сопровождаются катастрофическим ухудшением уровня жизни. Резко возросло имущественное неравенство. За десять лет после 1989 года ВВП в посткоммунистических странах упал на 20 – 40% – такой экономический крах, по словам будапештского экономиста Ласло Андора, «можно сравнить только с Великой депрессией 1930-х».

Подводя итог, можно констатировать, что экономические и социальные системы восточноевропейских стран и их население, стали расходным материалом для экономических и политических проектов транснациональных корпораций со штаб-квартирами в Западной Европе и США.

Забавно, но народ Украины, понимая на интуитивном уровне суть «рыночных реформ» и т.н. «европейского выбора» уже дал четкую характеристику и украинскому президенту и евроинтеграции:

Президент у нас речист,

Хоть и выглядит как глист.

Потому и путь в Европу,

Пролегает через ж…у!

Западная пропаганда настолько мощно промыла мозги многомиллионному населению Восточной Европы и стран СНГ, что они действительно свято уверовали в то, что только «либеральные экономические реформы», «демократические преобразования», «вступление в ВТО и НАТО», а так же «интеграция в ЕС» могут обеспечить развитие экономики и материальное благополучие простых граждан. Самое деструктивное во всем этом то, что либерально-демократическая идеология туго вбивается в массовое сознание как безальтернативная. При этом разрушение, вырождение и распад, которые несет ее практическое внедрение, подаются как обязательное условие прогресса (!). И подобному бреду никто не удивляется, тщательно «выпаренные» тотальной пропагандой мозги многомиллионных масс не способны даже на самое элементарное логическое мышление.

В подтверждение вышесказанного приведу самый простой и очевидный пример.

В Украине, как на обывательском уровне, так и среди рафинированных интеллектуалов принято с насмешкой и презрением относится к Белоруссии и ее президенту Александру Лукашенко. Наши местные СМИ, вслед за западной прессой и телевидением, как попки твердят о личной диктатуре «Луки», о тотальной нищете и забитости белорусского народа, об отсталости и деградации экономики Беларуси.

Весь этот чванливый, слабоумный бред украинских оранжоидов, лично у меня вызывает лишь сострадание. Чтобы было понятно почему, я предлагаю обратиться к фактам, характеризующим реальную социальную и экономическую ситуацию в Беларуси.

В декабре 2004 года Всемирный банк подготовил доклад «Беларусь: Оценка бедности. Можно ли сохранить тенденцию к сокращению бедности и доступность услуг?». Чтобы было понятно, о чем в нем идет речь, просто приведу из него выдержки.

«В сопоставлении с другими странами с переходной экономикой, уровень бедности в Беларуси один из самых низких, если для его измерения используется региональная черта бедности, составляющая 2.15 доллара в день на человека» (стр.ii). «Устойчивый рост при относительно стабильном распределении доходов способствовал снижению уровня абсолютной бедности с 39,4% в 1997 году до 18,5% в 2002 году» (стр.23). «Наибольшее снижение бедности было достигнуто в 1997 - 98 годах за счет высоких показателей роста (реальный рост ВВП составил 11% в 1997 году; в 1998 году темпы роста увеличились ещё на 8%)» (стр.16). «Снижение крайней бедности является еще более значительным: с 19% до 7% в течение данного периода» (стр.ii).

«Система социальной защиты в Беларуси носит практически универсальный характер, охватывая почти четыре из каждых пяти человек. Пенсии являются наиболее адекватным социальным пособием, частично ввиду устойчивой политики индексации пенсий по росту реальной заработной платы. Пособия на детей также обеспечивают адекватный уровень защиты» (стр.80). «В 2002 году расходы на финансирование социальной помощи и социальное страхование составили свыше 14% ВВП или 30% консолидированного бюджета» (стр.81).

«Степень неравенства в заработной плате в Беларуси не является очень высокой по стандартам стран бывшего СССР и Центральной и Восточной Европы» (стр.35).

«Расходы на заработную плату в общей структуре расходов также увеличились: в целом по экономике затраты на оплату труда возросли с 11,8% в 1999 году до 14,2 % в 2001 году» (стр.34).

«В 2000 году общий коэффициент охвата дошкольным образованием составил 65,6 %, что выше чем в России, Латвии, Польше, Украине и Литве. В 2000 году общий коэффициент охвата базовым образованием составил 95, %, что означает практически всеобщий охват обязательным базовым образованием. Этот показатель выше соответствующих показателей в России и Украине» (стр.43).

«По некоторым показателям в области здравоохранения Беларусь занимает одно из наиболее высоких мест в регионе: в стране обеспечен масштабный охват медицинскими услугами, которые в основном субсидируются» (стр.63). «В Беларуси число врачей на количество населения является одним из наиболее высоких в регионе Европы и Центральной Азии» (стр.71). «Принцип распределения ресурсов на здравоохранение в Беларуси обеспечивает сравнительно хороший доступ к медицинским услугам для всех социально-экономических групп» (стр.73). «Удельный вес расходов на здравоохранение составляет 5 % ВПП…. Фактические расходы составляют 83 доллара на душу населения и по этому показателю страна занимает одно из самых высоких мест в регионе Европы и Центральной Азии» (стр.75). «Среднедушевой объем расходов на здравоохранение в Беларуси выше чем в Украине (54 долларов) или Молдове (36 долларов)» (стр.75).

Надеюсь не нужно объяснять, что подобный уровень развития социальной сферы (о которой польский и украинский народы могут только мечтать) невозможен без достаточно эффективной работы экономики?

В 2005 году рост ВВП в Белоруссии составил 9,2 % (в Польше, за тот же период, – 3,2 %, в Украине - 2,4 %). В том же году белорусы вышли на положительное сальдо во внешней торговле. Заработная плата в бюджетной сфере и в реальном секторе экономики РБ – 225 - 250 долл. США.

К концу 2004 года внешний долг Беларуси составлял 741 млн. долл. США, что соответствует 3,3 % ВВП.

В 2004 году аналитики «Венского института международных экономических сравнений» (WIIW) пришли к выводу, что «сегодня Беларусь демонстрирует необычайно высокие показатели и в этом направлении обгоняет другие постсоветские республики, включая Украину». Как написало в 2005 году авторитетное австрийское издание «Die Presse», нынешнее экономическое развитие Беларуси с точки зрения специалистов – чудо, потому, что достигнутые результаты стали возможны без либеральных реформ, иностранных кредитов и инвестиций.

Я не собираюсь идеализировать ситуацию в Белоруссии. Там хватает своих проблем. Я даже не призываю идти по белорусскому пути. Я просто наглядно демонстрирую ту очевидную истину, что альтернатива западному варианту развития реально существует, и каждый народ сам может ее для себя найти; а попытки вписаться в экономическую и политическую систему Запада, тем более на его условиях, это – путь в никуда.

Возвращаясь к украинским евроинтеграционным потугам, могу добавить еще один очень важный факт, который упорно не желает замечать, прежде всего, наша «национально-сознательная» элита, отдающая все свои скромные силы на построение национального государства и формирование национального самосознания украинцев. Речь идет о том, что Европа давно отбросила все национальное. По этому поводу, к примеру, Джеймс Шерр (главный специалист Центра изучения конфликтов при Британской военной академии и лектор Оксфордского университета) констатировал следующее: «Европейский союз всегда был постмодернистским проектом, призванным выйти за пределы базовых элементов модернистского мира: наций и национальных государств» [16]. Т.е. современная Европа (как и весь Запад в целом) представляет собой глобальное постмодернистское общество, где в ближайшем будущем нет места ни национальному государству, ни национальному самосознанию, ни национальной культуре. В связи с этим, те украинские политики, которые борются за национальное возрождение Украины и одновременно мечтают «продвинуться» в Европу, выглядят, мягко говоря, странно. Они либо поразительно невежественны, либо пытаются ввести в заблуждение свой собственный народ, а возможно им присуще то и другое одновременно. Каким образом в их сознании совмещается основополагающее стремление к сохранению и укреплению национальной самостоятельности и независимости, с желанием отдать значительную часть государственного суверенитета наднациональным структурам Евросоюза (стратегические решения которых определяют политику и экономику членов ЕС), остается загадкой.

Кроме всего прочего, если опереться на результаты вышеупомянутого исследования С. Хантингтона, то украинская идеология «европейского выбора» представляет собой не что иное, как «шизофрению культуры» «разорванной страны». «Политических лидеров, которые надменно считают, что могут кардинально перекроить культуру своих стран, неизбежно ждет провал, - приходит он к выводу. - Им удастся заимствовать элементы западной культуры, но они не смогут вечно подавлять или навсегда удалить основные элементы своей местной культуры. И наоборот, если западный вирус проник в другое общество, его очень трудно убить. Вирус живучий, но не смертельный: пациент выживает, но полностью не излечивается. Политические лидеры могут творить историю, но не могут избежать истории. Они порождают разорванные страны, но не смогут сотворить западные страны. Они могут заразить страну шизофренией культуры, которая надолго останется ее определяющей характеристикой» [17].

Кроме того, дальнейшее культивирование идеи «европейского выбора» несет непосредственную угрозу национальной безопасности Украины.

Во-первых, не признавая фактическую национальную, цивилизационную и культурную идентичность украинского народа, и продолжая фантазировать об его «европейском происхождении», наша элита никогда не сможет сформулировать общенациональную Идею. Как пишет тот же Хантингтон: «Не определившись со своей идентичностью, люди не могут использовать политику для преследования собственных интересов» [18]. Образно говоря, вот уже пятнадцать лет украинский народ бредет неведомо куда, ориентируясь по зыбким миражам. Негативные последствия такого пути можно без труда увидеть в политической, экономической, культурной и духовно-психологической сферах. При этом нельзя забывать, что подобные коллективные блуждания, как правило, в конце концов, заканчиваются общенациональной катастрофой.

Во-вторых, упомянутая выше «культурная шизофрения», проявляющаяся в Украине в виде «возвращения к европейским истокам» во много раз усиливает то, что, что С. Хантингтон определяет как «расколотая страна». «Украина – это расколотая страна с двумя различными культурами. Линия разлома между цивилизациями, отделяющая Запад от православия, проходит прямо по ее центру вот уже несколько столетий» [19].

В связи с чем, по его мнению, весьма вероятный сценарий будущего для нас, это геополитическая декомпозиция государства, когда беспомощный «униатский обрезок» Украины окажется под западным контролем, а восточные области «воссоединяться» с Россией. Демагогия о «европейском выборе» Украины психологически готовит наш народ к расчленению государства, усиливая отчужденность между его юго-восточными и западными регионами. Таким образом, навязываемая народу вестернизованной интеллигенцией идея о «продвижении в Европу» деструктивна по своей сути и несет в себе реальную угрозу не только целостности нашей страны, но и самому ее существованию.

Самое ненормальное во всей этой евроинтеграционной истории то, что т.н. политическая элита Украины прекрасно понимает, что все разговоры о «европейском выборе» не более чем пустая болтовня. И, тем не менее, обман продолжается. Украинские политики и чиновники стали заложниками собственной многолетней лжи о евроинтеграции, от которой они уже не в состоянии отказаться.


Андрей Ваджра

Впервые опубликовано 28.07.06 в сетевом журнале «Полярная звезда».

__________________________________

[1] Костомаров Н.И. Мазепа. М.: «Республика», 1992, с. 268.

[2] Достоевский Ф. Дневник писателя. – СПб.: «Азбука», 1999, с. 282.

[3] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М., 1991, с. 56.

[4] С.Хантингтон является ведущим идеологом тех финансово-политических кругов, которые стоят за Республиканской партией США, а так же высшей элитой армии и спецслужб. Для последних, его книга «Солдат и государство» стала своеобразной библией, на которой было воспитано не одно поколение представителей американской военной касты. Написанная в 1957 году, она была переиздана восемнадцать раз (!). Так же как Генри Киссинджер и Збигнев Бжезинский, С.Хантингтон был воспитанником профессора Вилльяма Енделя Эллиота, который длительное время руководил Гарвардским университетом - главным «питомником» правящей американской элиты.

[5] Хантингтон С. «Столкновение цивилизаций», «Полис», 1994, №1.

[6] Там же.

[7] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003, с. 57.

[8] Sotto voce (итал.) – про себя, вполголоса.

[9] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003, с. 243-244.

[10] Там же, с. 247.

[11] Данного подхода придерживаются и Соединенные Штаты. За Украину в виде геополитического буфера очень активно выступает, например, Г. Киссинджер.

[12] По масштабам распродажи страны, Польша уступила в Восточной Европе лишь Венгрии и Чехии.

[13] Надо заметить, что у знаменитых польских реформ странные результаты. Страну продали за 73 млрд. долларов США транснациональным корпорациям, при этом Польша влезла в долги на 92 млрд. (!). Можно только представить, что будет с Украиной, если она пойдет тем же путем либеральных реформ.

[14] В этом плане Украина ускоренными темпами догоняет своего лучшего европейского союзника. На данный момент государственный долг Украины составляет 38,8 млрд. долларов США (47,5 % ВВП). Причем за 2005 год его показатель вырос на 26,6 % (!).

[15] Что интересно, в отличие от Польши, с ее непрерывным ростом бедности и безработицы, в Беларуси, отвергшей курс либеральных реформ, за те же 15 лет происходило резкое сокращение бедности на фоне «всеобъемлющего экономического роста, благоприятного для труда», при котором «выгоду получили широкие слои населения». О чем было сообщено в исследовании Всемирного банка за 2005 год по Центральной Европе и бывшему Советскому Союзу.

[16] Шерр Д. Россия и ЕС в разных координатах времени, Независимая газета, 11.12.02.

[17] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003, с. 237.

[18] Там же, с. 17.

[19] Там же, с. 255.

Чтобы оставить комментарий Вам надо зарегистрироваться или войти

комментарии   
  •  
  •  

RE: РАСПАД: Ложь украинской евроинтеграции

7 » 21.07.2013 22:00

5TDF , да Украину в ЕЭС никогда не примут и не особенно и нужно. Но в НАТО могут принять. Как Турцию например.

Vlad52
  • Ukraine

  •  
  •  

RE: РАСПАД: Ложь украинской евроинтеграции

6 » 21.07.2013 21:59

5TDF, смотря что понимать под украинскими националистами. Если этих типа Свободы, то это шушера. А настоящие националисты в Украине это Янукович, Ахметов, Порошенко. Эти люди посерьезней, их национализм не антироссийский, а по настоящему украинский, без этой мишуры украинского языка и т.д.

Vlad52
  • Ukraine

  •  
  •  

RE: РАСПАД: Ложь украинской евроинтеграции

5 » 28.03.2013 20:07

Я бы не стал утверждать, что русских националистов меньше, чем украинских. Среди русских национализм тоже силён. Просто украинский национализм по определению антироссийский и антирусский, а русский национализм к Украине относится более спокойно. Для украинского националиста Россия главный раздражитель, а русский националист Украину просто не замечает.
Что касается пресловутой "евроинтеграции", то наверняка подавляющее большинство украинцев понимает, что их страну в ЕС никогда не примут, ни в каком качестве. Сторонники "евроинтеграции" понимают, что Украине в одиночку не выжить, но избавиться от русофобии (ставшей важной частью менталитета) не могут и не хотят. Отсюда их мантры.

5TDF
  • Russia

  •  
  •  

RE: РАСПАД: Ложь украинской евроинтеграции

4 » 12.08.2012 10:43

Отличная статья!!!

IGER
  • Не определено

  •  
  •  

Нужно методологическое пособие по вправлению мозгов

3 » 11.02.2012 16:14

Пессимист: "Но почему ура-патриотизм... на Украине так развился и пустил корни?"

Очень интересный, а главное, актуальный вопрос, решать который надо не в философском ключе (это оставим потомкам), а за укороченный временной лаг.
Конкретная ситуация произошла не далее, чем вчера. Один знакомый афганец (действительно заслуженный - 2 года воевал, а не в штабе сидел, был ранен), всем обеспеченный, после долгого аполитичного разговора ни о чем, уже уходя вдруг выпалил: "Еду сегодня в метро, а там две девчонки -студенточки и одна говорит другой, что "задолбал уже этот украинский, везде его суют". Представляете, живут на Украине, а не хотят учить украинский!"

На это ему ответили (женщина, себя идентифицирует как украинка, разговаривает на русском, знает украинский): "Ты, "патриот", чего на русском всегда разговариваешь, почему украинского до сих пор не выучил (тем более, что служил чиновником в очень важной конторе)? У тебя одна дочка в Канаде, вторая - в Германии и возвращаться оттуда не хотят. Чем они лучше непатриоток-студенточек? Как можно делить людей по языковому признаку?"

Почему девчонки, рожденные после развала СССР, знающие (должны были учить) укрмову, воспитанные на современных учебниках истории "от Ющенко", те есть подготовленные к укрпатриотизму, все видят, понимают и противятся?

Почему он, хомо советикус, не олигарх, в общем-то, рядовой совковый мужик, такую песню запел? Может, испугался за свое добро - пару-тройку квартир, машину, гараж, пенсию нехилую? Вдруг кто-то со стороны придет и отберет?

Если мы найдем ответы на этот вопросы, переведя их решение в практическую, методологическую плоскость (как выправить сознание, или, наоборот, вправить), то успех обеспечен.

Сам материал хорош, только немного устарел, особенно по Беларуси, да и про ТС можно добавить, цифирь надо освежить (дополнением к основной статье).
+1

Серго
  • Ukraine  Kiev

  •  
  •  

Исключительно точный анализ.

2 » 01.12.2011 10:50

Спасибо, Андрей. Очень хочется верить, что количество прозревших от бандеровской идеологии, будет увеличиваться. Сравнивая процессы "самоидентификации" или, если можно так сказать,"самозначимости" (после большого дерибана), прошедших в России и Украине, невольно напрашивается сравнение. Нацики есть в обеих странах, это бесспорно. Но почему в России, как-то, быстро приелся ура-патриотизм, а на Украине он так развился и пустил корни? Что это, благодатная почва, в следствие различий в ментальности? Особое внимание спецслужб? Может это послужит темой вашего следующего анализа. Было бы очень интересно.

Пессимист
  • Russia

  •  
  •  

RE: РАСПАД: Ложь украинской евроинтеграции

1 » 16.11.2011 11:17

Спасибо за статью, я с вами абсолютно согласен )

Daiwer
  • Ukraine  Kremenchuk

Главная тема недели

18 Июля 2016
Как живет Украина: удручающие итоги 2015-го и перспективы 2016-го
Прошлый 2015 год оказался для граждан Украины самым тяжелым за последние 20 лет. Наш ВВП, как и в 2014-м, продолжал...
1 комментарий 1 Просмотров2827 Рейтинг 4.8 (13 голосов)4.8
14 Апреля 2016
По дороге в пропасть. Резервы Украины сократились почти на миллиард
По предварительным данным, международные резервы Украины на 1 апреля 2016 года составляли 12 млрд 722 млн долларов в эквиваленте, что...
1 комментарий 1 Просмотров2666 Рейтинг 3.7 (3 голоса)3.7
16 Февраля 2016 Егор Холмогоров
Совместная декларация Патриарха и Папы — это триумфальная победа русской дипломатии
Совместная декларация Патриарха и Папы — это просто триумфальная победа дипломатии Русской Православной Церкви. Папа: 1. Фактически поддержал российскую операцию в Сирии...
15 комментариев 15 Просмотров4382 Рейтинг 4.9 (33 голоса)4.9

Новости

Опрос

Опрос проводится для жителей бывшего СССР

Чем закончится гражданская война на Украине?






Теги

Ukraina как геополитический
проект Запада
UKRAINA: от мифа к катастрофе альтернатива проекту Ukraina антисемитизм антихристианство армия Ассоциация с ЕС Афганистан бедность Бильдербергский клуб Ближний Восток Болгария Венгрия Виктор Янукович Владимир Путин власть ВО Свобода война вооружения ВТО выборы Газпром галицийская окрэмишньость Галиция гендерное и сексуальное геополитика Германия глобализация ГМК Украины голодомор Греция Грузия двойное гражданство деградация демография демократия денацификация Дмитрий Медведев Донбасс Евразийский союз евроинтеграция Евромайдан Европейский Союз западное общество Зона свободной торговли с ЕС идентичность идеология идеология свидомизма империя интервью искусство история как и зачем создавали мову как придумывали и создавали
украинцев
Католическая церковь Китай клуб «Альтернатива» коррупция кризис криминал Крым культура культурное единство
великорусов малорусов и
белорусов
Латвия Латинская Америка либерализм Ливия Литва литература личности манипуляция сознанием массовые беспорядки машиностроение Украины МВФ методы миграция мировой кризис мораль НАТО наука Нафтогаз неонацизм несостоявшееся государство нефть Новороссия НПО образование общество потребления общечеловеческие ценности олигархи оранжоиды ОУН и УПА Польша поэзия православие Православная церковь предательство прибалтика природный газ провокация происхождение и значение
слов москаль и Московия
происхождение и значение
слова Малороссия
происхождение и значение
слова Русь
происхождение и значение
слова украинец
происхождение и значение
слова украйна
промышленность Украины психология психология свидомого
украинца
равенство и неравенство РАСПАД революция режим Порошенко режим Януковича реформы Россия русособия Русская весна Русский Дух Русский Мiр русский национализм русский язык свобода слова Святая Русь сепаратизм Сербия Сирия система образования сланцевый газ СМИ Советский Союз сопротивление социальная солидарность социальная сфера специальные операции спецслужбы стратегия США Талергоф и Терезин Таможенный союз Тарас Шевченко терроризм Турция украинизация украинский национализм украинский неонацизм украинский язык фашизм федерализация философия финансовая система финансы Украины ФРС химпром Украины цветные революции церковь ЦРУ экономика элита энергетика Эстония этническое единство
великорусов малорусов и
белорусов
юмор
Вы находитесь здесь Материалы Статьи РАСПАД: Ложь украинской евроинтеграции